Повышаем процент оригинальности дипломных и курсовых работ методом ручного рерайта (переписыванием своими словами «проблемных» частей работы). Итоговая уникальность составляет 70-85%. Подробнее об услуге

Наследование по закону как гражданско-правовой институт

Дипломная работа

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ В СОВРЕМЕННОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕНаследование по закону - дипломная работа

1.1. Исторические аспекты, правовая регламентация и основания наследования по закону

1.2. Круг наследников по закону и очередность призвания наследников к наследству

ГЛАВА 2. ПРИНЯТИЕ И ОТКАЗ ОТ НАСЛЕДСТВА ПО ЗАКОНУ

2.1. Порядок принятия наследства по закону

2.2. Право на отказ от наследования по закону

2.3. Право на обязательную долю в наследстве. Наследование выморочного имущества

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ

3.1. Проблемы, связанные с наследованием по закону усыновленными и усыновителями

3.2. Проблемы наследования по закону нетрудоспособными иждивенцами

Заключение

Список использованных источников и литературы

Приложение

 

ВВЕДЕНИЕ

С момента введения в действие раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации[1] (далее - ГК РФ), ознаменовавшего новый этап в развитии отечественного наследственного права, прошло семь лет, но научный и практический интерес к закрепленным в нем положениям не ослабевает, т.к. правила о наследовании по закону затрагивают права и законные интересы миллионов российских граждан, владеющих различными видами движимого и недвижимого имущества.

Принятая в 2001 г. часть 3 Гражданского кодекса затронула многие институты наследственного права, возвратив одним из них исконное цивилистическое содержание и воплотив в другие новейшие достижения правовой мысли. Раздел V ГК РФ «Наследственное право» существенно обогащен многочисленными новациями, силу закона получили многие положения, выработанные доктриной и правоприменительной практикой. Значительно полнее и более детально урегулированы отношения по переходу прав и обязанностей от умершего лица к его наследникам - как по закону, так и по завещанию.

Актуальность исследования обусловлена также в целом наметившимися на сегодняшний день тенденциями развития институтов гражданского права, в том числе и гражданско-правового института наследования по закону, в частности, широким применением института наследования по закону в современных наследственных правоотношениях. Наследование по закону является тем общим порядком наследственного правопреемства, осуществление которого обусловлено не завещательной волей наследодателя, но исключительно правилами, закрепленными в нормах наследственного права. При наследовании по закону воля наследодателя не участвует в формировании условий и порядка наследования, которые определяют круг наследников, очередность призвания их к наследованию, размеры долей участия наследников в наследстве, преимущества при наследовании и др.

Одним из основных изменений в наследственном праве стало значительное расширение числа потенциальных наследников по закону. В третьей части Гражданского кодекса РФ учтены интересы практически всех родственников (ст. 1141 - 1150). В соответствии с принципом защиты интересов близких родственников количество очередей увеличилось до восьми. Таким образом, круг и состав субъектов наследственных отношений значительно расширился. Данное принципиальное нововведение позволяет максимально полно обеспечить частные интересы, справедливо соотнести интересы граждан и государства при наследовании.

Степень разработанности рассматриваемой проблемы достаточно обширна. Теоретическую базу института наследования разрабатывают следующие ученые-цивилисты: Б.С. Антимонов, М.Ю. Барщевский, М.М. Богуславский, Ю.Х. Калмыков, Д.И. Мейер, А.М. Немков, У.А. Омарова, И.А. Покровский, В.И. Серебровский, Е.А. Суханов, В.А. Тархов, Г.Ф. Шершеневич, Э.Б. Эйдинова и др.

Цель исследования - комплексное исследование проблем наследования по закону как гражданско-правового института.

В связи с этим перед автором дипломной работы поставлены следующие задачи:

- рассмотреть исторические аспекты развития наследования по закону как гражданско-правового института, изучить основы его правовой регламентации, а также правовые основания наследования по закону;

- определить круг наследников по закону и очередность призвания наследников к наследству;

- проанализировать законодательное закрепление права на обязательную долю в наследстве, а также вопросы наследования выморочного имущества;

- изучить вопросы принятия и отказа от наследства по закону;

- исследовать проблемы, связанные с наследованием по закону усыновленными и усыновителями, проблемы наследования по закону нетрудоспособными иждивенцами, проблемы наследования выморочного имущества.

Объектом исследованияявляются правоотношения, возникающие в связи с возникновением наследования по закону.

Предметом изучения работы являются нормы гражданского законодательства, регулирующие наследование по закону.

Методологической основой исследования послужили такие методы исследования, как: специально-юридический, сравнительно-правовой, исторический и другие приемы обобщения научного материала и практического опыта.

Раскрытие темы предполагает изучение ряда нормативных актов, в частности,Конституции Российской Федерации[2], Гражданского кодекса Российской Федерации[3], других актов различной юридической силы, практики их применения, а также научной литературы, монографий, методических разработок, пособий и материалов периодических изданий.

Теоретическую основу дипломной работы составляют труды следующих авторов: Т.Е. Абовой, О.Е. Блинкова, И.Н. Гвоздева, Л.Ю. Грудцыной, А.А. Дружнева, О.С. Иоффе, П.В. Крашенинникова, С.Ю. Макарова, И.А. Покровского, Е.С. Путилиной, О. Рузаковой и др.

Основные положения, выносимые на защиту:

- законодательством сведены к минимуму случаи перехода имущества как выморочного в порядке наследования по закону, наследование теперь осуществляется в целях наиболее полного выражения воли собственника - наследодателя;

- современный институт наследования по закону сохраняет приоритет социальных начал при определении круга наследников по закону, защиты интересов наиболее уязвимых категорий наследников, разумного сочетания принципов наследования по закону с обеспечением имущественных интересов членов семьи наследодателя.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Сформулированные автором теоретические положения и выводы могут быть использованы в правоприменительной практике. Материалы работы могут использоваться в преподавании гражданского права в юридических вузах.

Структура дипломной работы обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и приложения.

Введение раскрывает актуальность, определяет степень научной разработанности темы, предмет, объект и цель исследования, раскрывает теоретическую и практическую значимость работы.

В первой главе работы дается общая характеристика института наследования по закону в современном гражданском праве: рассматриваются исторические аспекты развития наследования по закону, основы его правовой регламентации, а также правовые основания наследования по закону; исследуется очередность призвания наследников к наследству и круг наследников по закону; кратко рассматриваются право на обязательную долю в наследстве, а также вопросы наследования выморочного имущества.

Вторая глава посвящена вопросам принятия и отказа от наследства по закону. Третья глава работы посвящена анализу проблем, связанных с наследованием по закону усыновленными и усыновителями, проблем наследования по закону нетрудоспособными иждивенцами, проблем наследования выморочного имущества.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются окончательные выводы и предложения по совершенствованию действующего в этой области гражданского законодательства.

 

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ В СОВРЕМЕННОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

1.1. Исторические аспекты, правовая регламентация и основания наследования по закону

Наследование сопутствует существованию человеческого общества с незапамятных времен. Оно играет важную роль в самых различных сферах. Наследование имело политическое значение при переходе высших постов в государстве (престолонаследие) или мест в законодательных органах. Наследование накладывало отпечаток и на формальную структуру общества (при переходе сословных титулов), а также на отправление тех религиозных культов, которые строятся на поклонении предкам или семейным богам. По этой причине, например, в Древнем Риме при всем значении наследования для тогдашних имущественных отношений основной его функцией считалось продолжение личности умершего[4].

Следует особо подчеркнуть тот факт, что ГК РФ[5] установил специальное правило, закрепляющее сам факт существования этого древнего социального института. Гражданско-правовой институт наследования опосредуют безвозмездный переход права собственности на имущество от одного лица к другому. Названная правовая конструкция не является способом для получения коммерческой выгоды, это одна из немногих сделок, которая направлена на бескорыстное увеличение материальных благ, благосостояния других субъектов. В рассматриваемом юридически значимом действии отражаются актуальные социальные традиции, имеющие глубокие культурные и исторические корни.

Порядок наследования по закону был воспринят Россией и многими другими странами из римского права. «По древнейшему праву наследование известно только в одном своем виде – именно в виде наследования по закону. Личность наследника определяется самим строением семьи и рода, и как положение лица в этих последних не может быть изменено частной волей индивида, так не может быть изменен ею и предопределенный этим семейным строением порядок наследования…»[6]. Подобную позицию разделяет и М.Ф. Владимирский-Буданов, по мнению которого «историческим основанием права наследства служат союзы лиц, устраиваемые самой природой, - семьи и роды»[7].

Римское наследственное право прошло долгий и сложный путь развития, неразрывно связанный с развитием римских институтов собственности и семьи. В древней республике Рим все члены семьи считались, несмотря на широту прав, принадлежавших главе семьи (paterfamilias), участниками в существовавшей семейной общности прав. Поэтому после смерти главы семьи имущество оставалось за агнатской семьей в силу закона[8]. Ведь семья в древности признавалась единственной законной носительницей прав на имущество умершего гражданина. Таким образом, круг законных наследников первоначально определялся по признаку агнатского родства. Наследование по завещанию, получившее позднее широкое применение (так, что наследование по закону носило название «наследование ab охане», т.е. после лица, не оставившего завещания), в древнейшую эпоху не имело места. По мере того, как когнатическое родство вытесняло родство агнатическое, первое становилось основой наследования по закону[9].

Римское право нашло способы сочетания свободы завещаний с интересами наследников по закону: за некоторыми из последних были признаны определенные права в имуществе наследодателя, которые нельзя было ни отменить, ни уменьшить завещанием. Это было так называемое необходимое наследование определенных разрядов наследников по закону.

Нормы наследственного права принадлежат к способам приобретения имущества, поскольку они регламентируют переход имущества к другим лицам в связи со смертью собственника. Понятие наследования включает в себя категорию универсального преемства, ибо для возникновения права наследования (у одного или нескольких лиц) недостаточно факта смерти наследодателя, но и необходимо, чтобы на наследника переходили все права и обязанности умершего (но не отдельное правоотношение). Таким образом, наследование в частном римском праве (и в современном) характеризуется как универсальное преемство, иными словами – преемство всего комплекса имущественных прав и обязанностей наследодателя[10].

В своем развитии римское наследственное право прошло четыре этапа:

  1. наследственное право древнего цивильного права;
  2. наследование по преторскому эдикту;
  3. наследование по императорскому до-юстиниановскому законодательству;
  4. реформы Юстиниана.

Наследование по древнему цивильному праву. Основным документом того времени были Законы XII таблиц, по которым наследование осуществлялось по двум основаниям: по закону и по завещанию. Причем наследование по закону имело место только в том случае, если наследодатель не оставил завещания.

В наследовании по закону основными являлись правила, устанавливавшие круг законных наследников и размер наследственной доли каждого из них. По цивильному праву круг законных наследников соответствовал сущности аннатского родства и составлял три очереди (разряда).

Первый разряд составляли лица, непосредственно находившиеся во власти наследодателя и становившиеся с его смертью наследниками по закону (жена умершего, его дети, усыновленные дети и внуки от ранее умерших сыновей). Жена, дети и усыновленные делили имущество поровну. Если же в наследовании участвовали внуки от ранее умерших сыновей, то имущество делилось поколенно: внуки наследовали по праву представления (получали все вместе долю наследства, которую получил бы их отец, если бы пережил наследодателя, а затем делили долю поровну между собой).

Второй разряд, призываемый к наследованию при отсутствии первого, состоит из ближайших по степени восходящих родственников умершего (отец, мать, дед, бабушка умершего, а также его полнородные братья и сестры, дети ранее умерших братьев и сестер). Наследники этого разряда должны делить наследство поровну, а дети ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни восходящие наследники, то наследство делится по линиям, т.е. одна половина идет восходящим родственникам с отцовской стороны, другая – восходящим с материнской стороны. Следует отметить, что женщины далее родной сестры к наследованию не призывались.

Третьим разрядом наследников были остальные родственники по порядку близости.

Итак, в цивильном праве действовало правило, согласно которому призывались к наследованию в каждом отдельном случае только лица, состоящие в ближайшем родстве к умершему гражданину. Если же наследников не было, либо они отказывались от наследства (при наличии права на отказ), либо умирали, не успев его принять, наследство признавалось выморочным (или бесхозяйным). Выморочное имущество поступало к фиску, а иногда к монастырям и церквям.

Наследование по преторскому праву. Претор создал особый интердикт для ввода во владение наследственным имуществом. Первоначально интердикт давался лицам, которых претор, после рассмотрения их претензий, считал вероятными наследниками по цивильному праву[11]. Для устранения возможности присвоить выморочное имущество любым лицом, претор стал давать преимущество следующему по порядку родственнику, действуя, таким образом, в целях восполнения цивильного права. Наряду с деятельностью претора существенное значение имела практика центумвирального суда, которому были подведомственны споры о наследовании.

Императорское законодательство до Юстиниана обобщило и закрепило основные начала преторской системы наследования:

- агнатическое родство было постепенно вытеснено когнатическим в качестве основания наследования;

- были расширены права детей на наследование после родственников с материнской стороны.

Реформы Юстиниана. Развитие наследственного права было завершено в новеллах Юстиниана. В 543-548 г.г. было проведено реформирование наследования по закону, а в 542 г. – реформа так называемого необходимого наследования. Новеллой 118 (в 543 г.) и несколько изменившей ее новеллой 127 (в 548 г.). Юстиниан существенно упростил систему наследования по закону, построив его исключительно на когнатическом родстве.

По системе Юстиниана к наследованию стали призываться четыре разряда наследников: 1) нисходящие родственники умершего гражданина; 2) ближайшие по степени родства восходящие родственники умершего гражданина; 3) неполнородные братья и сестры, а также дети неполнородных братьев и сестер, получающие долю, которая причиталась бы их родителю; 4) остальные боковые родственники по порядку близости степеней (если нет никого из лиц, перечисленных в трех предыдущих разрядах).

Интересно, что о порядке наследования супругами друг после друга новеллы Юстиниана не упоминают. Предполагается, что такое наследование продолжало регулироваться нормами преторского права.

Итак, как нам удалось выяснить, римское наследственное право прошло долгий и сложный путь развития, неразрывно связанный с развитием римских институтов собственности и семьи. Теперь, на наш взгляд, представляется необходимым проследить историю возникновения и развития наследственного права в России, причем акцент нами будет сделан именно на исследовании развития института наследования по закону.

История возникновения и развития норм российского наследственного права являлась предметом многих цивилистических исследований как в дореволюционный, так и в советский период развития науки гражданского права[12], но многие вопросы до сих пор не нашли ответов. Отсюда следует, что изыскания в этой области должны продолжаться, в том числе на основе тех артефактов, которые были найдены в последнее время.

Как известно, обычное право предшествует письменному закреплению норм, поэтому можно утверждать, что первыми источниками наследственного права у древних славян, как и у римлян, были обычаи, отсутствие формализации которых, к сожалению, не позволяет по прошествии времени определить их точное содержание[13].

К первым писаным источникам русского наследственного права можно отнести договоры Руси с греками 912 и 945 гг. Согласно данным договорам родственники при наследовании призывались к наследству в следующем порядке: первоначально брат, за его отсутствием - прямые нисходящие потомки первой степени мужского пола (сыновья), а при бездетности - прямой восходящий предок первой степени мужского пола (отец), далее племянники (дети брата и сестры). Следовательно, договоры с греками придерживались семейно-родственного начала в наследовании, причем к наследованию призывались только наиболее близкие кровные родственники (среди боковых родственников только родственники первой боковой линии, т.е. от братьев и сестер и только до третей степени родства)[14].

Исследование наследования обычно начинают с первого кодифицированного памятника древнерусского права - Русской Правды, отражавшей систему права в период складывающегося феодального строя, но следует помнить, что все-таки древнерусское право возникло ранее ее[15]. Согласно установленному Русской Правдой наследственному порядку наследодатель не имел права наследовать имущество сторонним лицам. Воля наследодателя в этот период времени была связана узами кровного и семейного родства, в соответствии с которыми он вынужден свои права наследовать семье и роду[16]. Несомненно, оказывали свое влияние и источники римского (византийского) права ввиду того, что дела о наследовании по тесной связи их с семьей подлежали ведению духовенства[17].

Кроме Русской Правды к источникам наследственного права того периода, по мнению О.Е. Блинкова, следует отнести и Псковскую судную грамоту, относящуюся к XV столетию[18]. Согласно ей к наследованию призывались отец, мать, сын, брат, сестра, другие ближние родственники (ближнее племя), в качестве которых рассматривают племянников. Следовательно, принцип ограничения наследования членами семьи изменяется в сторону расширения круга родственников, призываемых к наследованию, что в будущем предопределит развитие русского наследственного права[19].

Основными источниками общерусского права в XV - XVII вв. стали великое княжеское (царское) законодательство (жалованные, указные, духовные грамоты и указы), «приговоры» Боярской думы, постановления Земских соборов, отраслевые распоряжения приказов[20]. Потребность систематизации и кодификации многочисленных правовых актов, принятых к концу XV в., реализовалась в составлении первых общерусских правовых сводов - Судебника 1497 г. (великокняжеского) и Судебника 1550 г. (царского), которые во многом были схожи, поскольку последний лишь развил принципы и идеи первого, дополнил и исправил его. В ст. 60 Судебника 1497 г. и ст. 92 Судебника 1550 г. содержатся тождественные друг другу нормы: «А который человек умрет без духовной грамоты, а не будет у него сына, ино статок весь и земли взяти дочери; а не будет у него дочери, ино взяти ближнему от его роду»[21]. Таким образом, Судебники установили следующий порядок наследования: вначале наследует сын, за его отсутствием - дочь, при бездетности - ближайший из рода. Сообразно данному порядку среди женщин наследовали только дочери, но за отсутствием братьев. О наследовании матери Судебники вообще не упоминают.

Коренные изменения в российском наследственном праве произошли только с принятием в 1649 г. Соборного уложения, которое выступило кодифицированным актом, регулирующим в том числе и гражданские правоотношения. В ст. 2 главы XVII «О вотчинах» был установлен следующий наследственный порядок: первоначально сыновья, за их смертью - их дети (внуки), за их отсутствием - дочери, затем боковые родственники. Впервые боковые линии были распределены на три очереди: сначала призывались родные братья, затем - двоюродные, после них - все остальные. Жены не наследовали родовые и выслуженные вотчины, но им предоставлялась четверть движимого имущества и возвращалось приданое. Впервые в Уложении в качестве наследников были упомянуты внуки и внучки, которые получили право наследовать за смертью своих родителей вместе с братьями и сестрами своих родителей[22]. Наследственное законодательство этого времени нередко называют хаотичным, поскольку в наследственной практике нередко возникали проблемы с определением, кто вправе наследовать[23]. В таком тяжелом состоянии наследственное право принял Петр I.

В эпоху Петра I тенденции, наметившиеся в законотворчестве в области наследственного права, сохраняются, что, однако, не означает, что нормы о наследственном правопреемстве остались неизменными. В это время сохраняют свое действие нормы Соборного уложения 1649 г. с некоторой корректировкой, вносимой различными указами. Круг наследников недвижимого имущества и по закону, и по завещанию остается тем же: это нисходящие (дети), переживший супруг, родители и боковые родственники (род). К наследованию призывались только дети, рожденные в браке. Ребенок, рожденный вне брака от женщины, впоследствии ставшей женой его отца, рассматривался как незаконный и к наследованию не допускался (ст. 280 гл. X Соборного уложения 1649 г.)[24]. С другой стороны, неограниченно расширяется круг наследников движимого имущества: по завещанию его могут получить не только родные, но и посторонние лица. По-прежнему сохраняется и неравенство в наследовании недвижимого имущества мужчин и женщин. К наследованию недвижимого имущества призывались только сыновья[25].

В 1731 г. неделимость имений была отменена, поэтому недвижимость стала переходить ко всем сыновьям в равных долях, доля умершего наследовалась по праву представления уже его детьми[26]. Но в любом случае право наследования по праву представления обозначилось и получило законодательное закрепление только при Петре I.

Наследственное право второй половины XVIII в. приобретает новые черты, что связано в первую очередь с усилением положения дворянства. Родовое имущество продолжает оставаться самой значимой частью имущества, поэтому Указы, в том числе именные, сосредоточивают свое внимание на разрешении споров и установлении единого порядка наследования в этой области. Социальные, экономические и политические преобразования, которым было подвергнуто Российское государство и общество во времена Екатерины II, не затронули установленный прежними правителями принцип сохранения родовой собственности в роду, на основе которого продолжается наследование по закону. В основании данного принципа в первую очередь наряду с супругами наследовали потомки по прямой нисходящей линии. Незаконнорожденные дети не могли наследовать своему отцу (как, впрочем, и матери), если на то не было специального распоряжения в именном указе государя.

В соответствии со Сводом гражданских законов наследование по закону сохранило свое основание на семейном или родственном союзе. Дети внебрачные наследниками не являлись, но по Закону от 23 июня 1902 г. получили некоторые права наследования.

Законом от 3 июня 1912 г. права лиц мужского и женского пола при наследовании движимого и недвижимого имущества за исключением земельного (внегородского) имущества были уравнены. В родовом и благоприобретенном земельном имуществе доля лиц женского пола стала равняться 1/7 доле наследства. Такой наследственный правопорядок просуществовал до 1918 г.[27]

История наследственного права в Советской России началась с отмены института наследования одним из первых актов советского гражданского законодательства - Декретом ВЦИК от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования». Отмена наследования и по закону, и по завещанию привела к исчезновению наследственного права как важнейшего института гражданского права, что было связано с желанием советской власти исключить наследственное правопреемство как основание возникновения права частной собственности - формы собственности, несовместимой с коммунистическим курсом органов власти государства и правящей партии[28].

Наследственное право и наследование как основание возникновения права собственности возвращается только с принятием Декрета ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР», которым было признано право наследования по завещанию и по закону супругами и прямыми нисходящими потомками в пределах общей стоимости наследства 10000 золотых рублей[29]. Однако существенных изменений в данной имущественной сфере не произошло, поскольку положения о наследовании нашли детальное отражение только в первом для России кодифицированном акте гражданского законодательства - Гражданском кодексе РСФСР 1922 г.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. в ст. 416 закрепил, что допускается наследование по закону и по завещанию в пределах общей стоимости наследственного имущества не свыше 10000 золотых рублей за вычетом всех долгов умершего, тем самым допускалось наследование по двум основаниям - по закону и завещанию. В ст. 418 был определен круг лиц, призываемых к наследованию как по закону, так и по завещанию, который ограничивался прямыми нисходящими (детьми, внуками и правнуками) и пережившим супругом умершего, а также нетрудоспособными и неимущими лицами, фактически находившимися на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти.

Через шесть лет после принятия Кодекса круг наследников был дополнен усыновленными и их потомством, что связано с восстановлением института усыновления Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 6 апреля 1928 г. Усыновленные и их потомство были приравнены к кровным детям и их потомству, следовательно, никаких изменений в порядке призвания к наследованию это повлечь не могло.

В последующем существенные изменения в наследственном праве произошли только в 1945 г., что было связано с ужасными последствиями Великой Отечественной войны, принесшей горе потери близких людей практически в каждый дом. 14 марта 1945 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О наследниках по закону и по завещанию», в соответствии с которым 12 июня 1945 г. были внесены изменения в ст. 418 ГК РСФСР и соответствующие статьи ГК союзных республик. В соответствии со ст. 418 ГК РСФСР наследниками по закону были названы дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти.

Начавшаяся в 60-х гг. прошлого столетия кодификация гражданского законодательства существенных изменений в наследственный правопорядок не привнесла. В Основах гражданского законодательства Союза ССР 1961 г. в ст. 118 было установлено, что при наследовании по закону наследниками первой очереди являются, в равных долях, дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего[30]. К числу наследников первой очереди также был отнесен ребенок умершего, родившийся после его смерти. Внуки и правнуки наследодателя являются наследниками по закону, если ко времени открытия наследства нет в живых того из их родителей, который был бы наследником. В Основах был сохранен принцип распределения наследуемого имущества, заложенный Указом 1945 г.: внуки и правнуки наследуют поровну в той доле, которая причиталась бы при наследовании по закону их умершему родителю.

Нововведением Основ стал порядок наследования иждивенцами: нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти, при наличии других наследников наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию[31].

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г.[32] устранил прежнюю формулировку и утвердил актуальность института наследования. В ст. 527 Кодекса констатировалось: «наследование осуществляется». И в целом ГК РСФСР ликвидировал неясность и неопределенность, свойственную формулировкам прежнего Кодекса 1922 г. При этом правовая политика государства принципиально не изменилась. ГК РСФСР устанавливал всего две очереди наследников по закону. Состав наследственной массы был представлен исключительно предметами потребления (бытового использования).

Таким образом, согласно мнению Е.А. Суханова, «в данный исторический период отечественное законодательство было направлено на переход к государству имущества, в отношении которого наследодатель, не имеющий близких родственников, не распорядился»[33].

Новеллой Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. следует считать установление круга лиц, которые вследствие совершенных ими противоправных действий не могли быть призваны к наследованию (ст. 531). Не могли наследовать по закону (но могли по завещанию) родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства, а также родители и совершеннолетние дети, злостно уклонявшиеся от лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя, если это обстоятельство подтверждено в судебном порядке (ч. II ст. 531 ГК РСФСР)[34]. Законодательным актам республик было разрешено расширить перечень лиц, входящих в первую очередь наследников, и самостоятельно установить количество последующих очередей наследников по закону и круг лиц, входящих в них.

11 апреля 2001 г. был принят Государственной Думой Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР»[35], согласно которому круг наследников был пополнен двумя очередями. В третью очередь наследовали братья и сестры родителей умершего (дяди и тети наследодателя). В качестве наследников четвертой очереди с момента официального опубликования закона теперь могли наследовать прадеды и прабабки умершего как со стороны деда, так и со стороны бабки. Также был существенно увеличен круг лиц, которые могли наследовать по праву представления. Данный этап развития наследственного права завершился принятием части 3 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащей раздел V «Наследственное право», вступившей в действие с 1 марта 2002 г.[36]

Следует особо подчеркнуть тот факт, что ГК РФ установил специальное правило, закрепляющее сам факт существования этого древнего социального института. Более того, российское право сделало это на наивысшем уровне, возможном при данной структуре российской правовой системы.

Базисным актом национального законодательства Российской Федерации, посвященным наследованию, является Гражданский кодекс РФ часть третья, Раздел V (ст.ст.1110 – 1185). Правовому регулированию наследования по закону посвящены нормы главы 63 части третьей ГК РФ (ст. 1141-1151).

Правовые нормы, содержащиеся в ст. 1110 ГК РФ служат гражданско-правовой реализацией положений российского конституционного права. Конституция РФ провозглашает: «Право наследования гарантируется» (ч. 4 ст. 35). Уместно напомнить, что конституционное положение о гарантии права наследования содержится в гл. 2 Конституции РФ «Права и свободы человека и гражданина», положения которой «являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти... и обеспечиваются правосудием» (ст. 18).

Таким образом, как мы видим, особый акцент, который делает ГК РФ на правовом закреплении самого факта существования наследования, вызван серьезными причинами исторического характера, рассмотренными выше, и теперь право наследования конституционно гарантировано, существует свобода наследования, и гражданский закон императивно связывает наследование с прекращением гражданской правоспособности.

Итак, мы можем сделать вывод о том, что в российском законодательстве правовая регламентация наследования начинается с Конституции РФ[37] (п.4 ст.35), которая  гарантирует право наследования. В виду того, что наследование теснейшим образом связано с институтом частной собственности, закрепление гарантии права наследования приобретает особое значение[38].

Среди «других законов», прежде всего, необходимо выделить Основы законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 года[39], ст.57 и 58 которых закрепляют вслед за ГК РФ правила нотариального удостоверения завещаний, а также порядок их изменения и отмены; Закон г. Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 «Об организации и деятельности нотариата в городе Москве»[40].

Также к отношениям по наследованию применимы нормы Федерального закона  «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации[41]», ст. 25 которого устанавливает, что при наследовании музейных предметов и музейных коллекций по завещанию либо по закону наследник обязан принимать на себя все обязательства, имевшиеся у наследодателя в отношении этих предметов. При отказе от этих обязательств наследник может продать данные музейные предметы и музейные коллекции либо совершить иную сделку на означенных выше условиях, при этом государство имеет преимущественное право покупки. Если наследник не обеспечил исполнение обязательств в отношении данных музейных предметов и музейных коллекций, то государство имеет право осуществить выкуп бесхозяйственно содержимых предметов в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Итак, перейдем непосредственно к рассмотрению содержания института наследования по закону как гражданско-правового института.

Наследование по закону является тем общим порядком наследственного правопреемства, осуществление которого обусловлено не завещательной волей наследодателя, но исключительно правилами, закрепленными в нормах наследственного права[42].

По мнению В.В. Гущина и Ю.А. Дмитриева, наследование – это целый комплекс отношений, возникающих в связи со смертью физического лица, в который входят: правоотношения из факта открытия наследства, правоотношения из факта принятия наследства, правоотношения отказа от наследства, правоотношения по исполнению завещания и др.[43].

Современное легальное определение наследования дается в ч.1 ст.1110 ГК РФ: «При наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное». Эта статья является новеллой ГК РФ.

В  состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами (ст. 1112 ГК РФ). Эти права касались только наследодателя, т.к. именно он обязан был платить алименты или возмещать вред. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага, перечень которых определен ст.150 ГК РФ.

Действующее законодательство о наследовании (в части третьей ГК РФ) не решает проблему, связанную с отнесением к наследственной массе исключительных прав, а именно личных неимущественных прав автора. С одной стороны, эти права не передаются, с другой - некоторые из них, в частности право на обнародование произведения, передаваться должны. Более того, п.1 ст.150 ГК РФ устанавливает, что личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя[44].

Корни данной проблемы заключается в том, что Закон «Об авторском праве и смежных правах»[45] имущественное по своей сути право на обнародование произведения относит к правам неимущественным (как видно, другие неимущественные права автора-наследодателя к наследникам не переходят, следовательно, ими не осуществляются, а лишь защищаются в случае нарушения).

Тем не менее, решению данной проблемы послужило введение в действие части четвертой ГК РФ[46], в ст. 1241 которой сказано, что «переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к другому лицу без заключения договора с правообладателем допускается в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество правообладателя». То же самое касается и охраны авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после смерти автора (ст.1267 ГК РФ): «Авторство, имя автора и неприкосновенность произведения охраняются бессрочно. Автор вправе в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания (статья 1134), указать лицо, на которое он возлагает охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения (абзац второй пункта 1 статьи 1266) после своей смерти. Это лицо осуществляет свои полномочия пожизненно. При отсутствии таких указаний или в случае отказа назначенного автором лица от исполнения соответствующих полномочий, а также после смерти этого лица охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения осуществляется наследниками автора, их правопреемниками и другими заинтересованными лицами».

Еще одна важная проблема, сопряженная с составом наследства и не решенная ГК РФ - определение судьбы имущества, права на которое не возникли при жизни наследодателя, хотя наследодатель своими действиями создал условия для возникновения этих прав. При решении вопроса состава наследственного имущества необходимо также учитывать положения семейного законодательства (СК РФ[47]) и в частности положения об общей совместной собственности супругов. Другие права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается, устанавливаются ГК РФ или другими законодательными актами, которые могут исключать, например: право на пенсию, пособия по социальному страхованию. При этом следует иметь в виду, что неполученные наследодателем при жизни суммы заработной платы, пенсии, стипендии и иные денежные суммы принадлежат проживавшим совместно с ним членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или нет, а при отсутствии таких лиц включаются в состав наследства.

Бесспорным достоинством действующего наследственного права следует признать установление и законодательное обособление в гл. 65 ГК РФ целого ряда правил о наследовании отдельных видов имущества, наглядно отражающих кардинальные изменения в круге объектов права собственности российских граждан и учитывающих отличительные особенности правовой природы отдельных видов движимых и недвижимых вещей. Наряду с этим, к сожалению, приходится констатировать наличие и определенных пробелов, в первую очередь - отсутствие специальной нормы (или ряда норм), устанавливающей порядок наследования жилых помещений (такое сожаление уже высказывалось в литературе[48]). Учитывая, что жилые помещения, в большинстве случаев приватизированные квартиры представляют для граждан наибольшую ценность как обеспечивающие удовлетворение их основных, жизненно важных потребностей, следует признать, что наследованию жилых помещений в разделе V ГК РФ уделено незаслуженно мало внимания - только п. 3 ст. 1168 ГК РФ, устанавливающий преимущественное право на жилое помещение, раздел которого в натуре невозможен, наследников, проживавших в нем ко дню открытия наследства и не имеющих другого жилого помещения. Споры о разделе жилых помещений, унаследованных несколькими лицами, достаточно широко распространены в судебной практике, и в последние годы наиболее часто они возникают после смерти собственника в случаях приватизации жилых помещений в общую долевую или совместную собственность всех, нескольких или одного из совместно проживающих членов семьи.

В настоящее время необходимость в более глубокой и тщательной законодательной регламентации правил о наследовании жилых помещений приобретает особую актуальность и остроту в связи с введением в действие Жилищного кодекса РФ[49], в котором кардинальным образом изменен правовой режим прав на жилое помещение бывших членов семьи его собственника: в п. 4. ст. 31 ЖК РФ закреплено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.. Это положение закона с учетом высокого уровня расторжения браков в нашей стране дает основания ожидать уже в ближайшее время весьма значительное увеличение поступающих в суд исковых требований о признании права собственности на жилые помещения бывших членов семьи собственников, в том числе и в связи с их смертью, последовавшей после прекращения семейных отношений.

Не менее важные изменения были внесены и в ст. 292 ГК РФ: в п. 2 закреплено новое правило о том, что переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом [50]. В большинстве случаев в случае смерти собственника жилого помещения право на него переходит к совместно проживавшим с ним членам его семьи как к наследникам первой очереди, но если собственник жилого помещения завещает его другим лицам или если к наследованию будут призваны родители наследодателя или его дети от другого брака, члены семьи наследодателя, проживавшие совместно с ним, автоматически утрачивают право на занимаемое ими жилое помещение. Эту новеллу можно назвать «миной замедленного действия», т.к. ситуации, при которых собственник жилого помещения, испытывая неприязнь к проживающим совместно с ним членам его семьи, завещает его третьим лицам, достаточно широко распространены на практике.

Учитывая специфику наследственного права, мы соглашаемся с теми учеными, которые считают, что согласно ст. 1110 ГК РФ только универсальный преемник является наследником умершего, т.е. даже принятие в порядке наследования хотя бы одной вещи наследодателя означает принятие всего наследственного имущества.

На наш взгляд, представляется необходимым более подробно остановиться на рассмотрении понятия наследства, так как наследство - одно из основных правовых понятий всего разд. V ГК РФ «Наследственное право», а ст. 1112 ГК РФ - главное положение, посвященное содержанию этого понятия.

Наследство представляет собой один из видов объектов гражданских прав, однако, оно отличается от других объектов. Наследство - объект гражданских прав локального характера. Оно присутствует только в области наследственного права. Общие положения ГК РФ, посвященные объектам гражданских прав, не упоминают о наследстве (ст. 128 – 149 ГК РФ)[51].

Наследование по закону является важнейшим гражданско-правовым институтом и вторым основанием наследования. Изначально отдается предпочтение наследованию по завещанию, но когда завещания нет или оно является ничтожным, вступает в действие закон[52].

Институты наследственного права представляют собой совокупность правовых норм, регулирующих однородные и взаимосвязанные общественные интересы, образующие относительно самостоятельные группы. В третьей части ГК РФ сохранены традиционно устоявшиеся в отечественном законодательстве подходы к основным институтам наследственного права, таким как основания наследования (ст. 1111 ГК РФ). Однако, в отличие от ранее действовавшего законодательства первым названо наследование по завещанию, а вторым – по закону. Такой подход, представляется, имеет целью способствовать преодолению тенденции, когда составление завещания является скорее исключением, чем правилом. Но все же составление завещания – это право, а не обязанность наследодателя, которым он может и не воспользоваться, поэтому, по нашему мнению, логичнее было бы оставить прежним порядок изложения норм ГК о наследовании, тем более что гл. 62 «Наследование по завещанию» содержит множество отсылок к гл. 63 «Наследование по закону», что также представляется непоследовательным.

Итак, наследование по закону играет второстепенную роль и применяется по остаточному принципу: когда и поскольку оно не изменено завещанием (ст. 1111 ГК РФ); когда завещание не охватывает всего наследственного имущества (ч.2 ст.1120 ГК РФ); когда завещание признано недействительным и нет действительного предшествующего завещания (ч.3 ст.1130 ГК РФ, ст.1131 ГК РФ); когда существуют лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве (ст.1149 ГК РФ); когда имущество умершего считается выморочным (ст.1151 ГК РФ). Основания наследования по закону наглядно представлены в Приложении (см. Приложение 1).

Наследование по закону как институт современного российского гражданского права обладает рядом общих свойств и признаков, характерных для государства социальной и демократической направленности.

При наследовании по закону наследники имеют равные права наследования, независимо от пола, гражданства или имущественного положения. Супруг не устраняется от наследования родственниками наследодателя. Усыновление приравнивает усыновленного или усыновителя к родственникам наследодателя по происхождению.

Институт наследования по закону опирается на конституционные принципы частной собственности, защиты интересов семьи, справедливости и нравственности. Ограничения права наследования по закону допускаются в соответствии с принципами ст.35 Конституции Российской Федерации и ст.1 ГК РФ. Так, в частности, беспредельность родственного наследования по закону ограничена признанием государства наследником выморочного имущества.

Институт наследования по закону как порядок наследственного правопреемства, применяемый при отсутствии завещания, наряду с завещанием или вопреки завещанию, характеризуется рядом общих свойств, отличающих его от завещательного наследования. Правовые свойства наследования по закону проистекают из императивных указаний закона и не могут быть изменены соглашением наследников или иным способом, например, судебным решением.

Круг наследников по закону определяется по основаниям личной связи наследников с наследодателем - брака и родства, усыновления, а также семейных отношений свойства (отношения родственников одного супруга и родственников другого супруга) и предоставления наследодателем содержания наследнику. Наследниками по закону, связанными с наследодателем родством, признаются лица, относящиеся к прямой восходящей, прямой нисходящей и боковой линиям родства с ограничениями определенной степенью кровной близости (не далее пятой степени боковой линии родства).

Призвание к наследованию по закону осуществляется в порядке очередности, основанной на приоритете очереди, состоящей из более близких родственников наследодателя. Определение очередности наследования в соответствии со степенью родства можно считать одним из принципов наследования по закону. При формировании соответствующей очереди призываемых наследников используется институт наследования по праву представления для замещения наследников другими нисходящими их родственниками.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что наследование по закону является важнейшим гражданско-правовым институтом и вторым основанием наследования. Изначально отдается предпочтение наследованию по завещанию, но когда завещания нет или оно является ничтожным, вступает в действие закон. Следовательно, наследование по закону является тем общим порядком наследственного правопреемства, осуществление которого обусловлено не завещательной волей наследодателя, но исключительно правилами, закрепленными в нормах наследственного права. Правовому регулированию наследования по закону посвящены нормы главы 63 части третьей ГК РФ (ст. 1141-1151). 

1.2. Круг наследников по закону. Очередность призвания наследников к наследству

Призвание к наследованию по закону осуществляется в порядке очередности, основанной на приоритете очереди, состоящей из более близких родственников наследодателя. Определение очередности наследования в соответствии со степенью родства можно считать одним из принципов наследования по закону.

По мнению А.М. Эрделевского, под родством понимается кровная связь лиц, происходящих от общего предка. Выделяют прямую и боковую линии родства. Родство по прямой линии означает происхождение одного лица от другого. При этом, прямая линия родства может быть восходящей - от потомков к предкам (внуки, дети, родители) либо нисходящей, то есть идущей от предков к потомкам (родители, дети, внуки). Боковая линия родства основана на происхождении разных лиц от общего предка[53].

По мнению М.В. Телюкиной, такое разделение статей, представляется юридико-техническим недостатком Гражданского кодекса[54]. С этой оговоркой можно констатировать, что возможные наследники по закону исчерпывающе перечислены в ГК РФ.

Следует отметить, что изменения, произошедшие в российском гражданском законодательстве в части определения очередей наследования, существенные. Если ранее в ст.532 ГК РСФСР предусматривалось только две очередности наследования (первая - дети, супруг и родители, вторая - братья и сестры, дед и бабка; позже право наследования было предоставлено дядям и тетям наследодателя (третья очередь), а также прадедам и прабабкам (четвертая очередь)), то согласно части третьей ГК РФ число наследников увеличивается вплоть до шестой степени родства, а наследники всех очередей по закону образуют восемь очередей наследования[55]. Эти восемь очередей наследников охватывают супругов, родственников до шестой степени родства, предоставляют право наследования пасынкам, падчерицам, отчиму и мачехе наследодателя, а также лицам, не входящим в круг наследников по закону в силу ст. 1142 - 1145 ГК РФ, но находящимся на иждивении наследодателя. Наследником выморочного имущества выступает государство (ст. 1151 ГК РФ). В основном не имеет значения, проживали ли наследники совместно с наследодателем или нет. Это обстоятельство принимается во внимание только в определенных законом случаях.

Расширение круга наследников по закону - прогрессивный шаг на пути совершенствования наследственных правоотношений. Сокращение случаев призвания к наследованию государства при наличии родственников либо нетрудоспособных иждивенцев наследодателя способствует укреплению и развитию основных начал гражданского законодательства в целом.

Согласно ч.1 ст. 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142 - 1145 и 1148 ГК РФ. Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, то есть если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (статья 1117), либо лишены наследства (пункт 1 статьи 1119), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства. Это универсальное правило существовало в ГК РСФСР и сохранилось в ГК РФ.

В соответствии с ч.2 ст. 1141 наследники одной очереди наследуют в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления (статья 1146). Согласно ч.1 ст.1146 доля наследника по закону, умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем, переходит по праву представления к его соответствующим потомкам в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 1142, пунктом 2 статьи 1143 и пунктом 2 статьи 1144 третьей части Гражданского кодекса РФ, и делится между ними поровну. Таким образом, законодательством строго определен круг лиц, наследующих по праву представления: это внуки наследодателя и их потомки (ч.2 ст.1142, дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя (племянники и племянницы наследодателя) (ч.2 ст.1143), а также двоюродные братья и сестры наследодателя (ч.2 ст.1144).  

Право представления применяется только при наследовании по закону. При наследовании по завещанию, в случае смерти до открытия наследства кого-либо из детей завещателя, указанных в завещании, его доля по завещанию не перейдет в порядке права представления к его детям (т.е. внукам завещателя).

Не наследуют по праву представления (ч.ч.2,3 ст. 1146 ГК РФ):

- потомки наследника по закону, лишенного наследодателем наследства (п. 1 ст. 1119 ГК РФ);

- потомки наследника, который умер до открытия наследства или одновременно с наследодателем и который не имел бы права наследовать в соответствии с п. 1 ст. 1117 ГК РФ[56].

К наследованию могут призываться граждане, находящиеся в живых в день открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства (ч.1 ст.1116 ГК РФ).

Наследственные правоотношения имеют длящийся характер (с учетом установленного срока для принятия наследства наследниками) и прекращаются в момент оформления соответствующего свидетельства, подтверждающего право на наследство. С вступлением в силу части третьей ГК РФ применительно к рассматриваемому вопросу в рамках уже открытого наследства право наследования приобретают новые субъекты наследственных правоотношений, наделенные правом на принятие наследства.

Вводным законом[57] (ст. 6) установлено правило применительно к наследству, открывшемуся до введения в действие части третьей ГК. Круг наследников по закону определяется в соответствии с правилами части третьей ГК, если срок принятия наследства не истек на день введения в действие этой части ГК либо если указанный срок истек, но на день введения в действие части третьей ГК наследство не было принято никем из наследников, указанных в ст. 532 и 548 ГК РСФСР, свидетельство о праве на наследство не было выдано Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию или наследственное имущество не перешло в их собственность по иным установленным законом основаниям. В этих случаях лица, которые не могли быть наследниками по закону в соответствии с правилами ГК РСФСР, но являются таковыми по правилам части третьей ГК (ст. 1142 - 1148), могут принять наследство в течение 6 месяцев со дня введения в действие части третьей ГК[58].

Наследниками первой очереди по закону (ст. 1142 ГК РФ) являются дети, супруг и родители наследодателя; внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления.

Наследниками второй очереди (ст. 1143 ГК РФ) являются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери; дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя (племянники и племянницы наследодателя) наследуют по праву представления.

К наследникам третьей очереди (ст. 1144 ГК РФ) причисляются полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя (дяди и тети наследодателя); двоюродные братья и сестры наследодателя наследуют по праву представления.

Статья 1145 ГК РФ посвящена остальным очередям призвания к наследованию: четвертой (родственники третьей степени родства - прадедушки и прабабушки наследодателя), пятой (родственники четвертой степени родства - дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные дедушки и бабушки)), и шестой очередям (родственники пятой степени родства - дети двоюродных внуков и внучек наследодателя (двоюродные правнуки и правнучки), дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети)). На этом этапе перечисление очередей наследования не заканчивается. В соответствии с ч.3 ст. 1145 ГК РФ, если нет наследников предшествующих очередей, к наследованию в качестве наследников седьмой очереди по закону призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя. Законодатель, говоря о последующих очередях, учитывает и то, что, устанавливая официально очередь наследования имущества, никто из наследников ни первой, ни второй, ни других очередей не имеет права вмешиваться и нарушать порядок наследования имущества. Степень родства устанавливается в зависимости от числа рождений, но при этом рождение самого наследодателя сюда не входит[59]. При отсутствии других наследников по закону указанные в пункте 2 ст. 1148 ГК РФ нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что фактически нормы нового Кодекса предусматривают неограниченный круг наследников, тем самым практически до нуля снижается вероятность наследования государством за гражданином – всегда найдется хотя бы один дальний родственник, который и унаследует имущество. 

 

ГЛАВА 2. ПРИНЯТИЕ И ОТКАЗ ОТ НАСЛЕДСТВА ПО ЗАКОНУ

2.1. Порядок принятия наследства по закону

Вопрос о принятии наследства является одним из самых сложных правовых вопросов и с точки зрения регулирования его нормами ГК РФ, и с точки зрения понимания этих норм.

 Приобретение наследственного имущества – необходимое действие в цепочке наследственных отношений. Приобретение наследства представляет собой осознанный акт поведения каждого в отдельности наследника, совершаемый путем принятия наследства, в результате которого наследник замещает наследодателя во всей совокупности имущественных прав и обязанностей, иных имущественных состояний, участником которых при жизни был наследодатель. Право на наследство (право наследования) возникает у каждого из наследников по завещанию или по закону на основании предусмотренных ГК РФ юридических составов, независимо от воли наследников[60].

Порядок приобретения наследства урегулирован в рамках гл.64 ГК РФ. В соответствии с п.1 ст.1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. Для этого наследник должен: а) ясно и однозначно изъявить волю на то, что он приобретает наследство (м в части прав, и в части вещей, и в части обязанностей); б) принять наследство одним из способов, предусмотренных в ст. 1153 ГК РФ; в) принять наследство в сроки, установленные законом (ст. 1154, 1155 ГК РФ)[61].

Для приобретения выморочного имущества (статья 1151) принятие наследства не требуется.

Принятие наследства является юридическим значимым действием, означающим, что наследник изъявляет свое желание вступить в права владения, пользования и распоряжения наследственным имуществом. Есть и другие определения принятия наследства – «это, подобно завещанию, односторонняя сделка»[62].

Принятие обязательно для всех наследников без исключения, однако при этом имеются некоторые правовые тонкости, которые обязательно нужно принимать во внимание.

Во-первых, принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось (п. 2 ст. 1152 ГК РФ). Это очень важный момент. Наследник должен знать, что можно либо принять наследство целиком, либо отказаться от него - но тоже целиком. Единственное исключение состоит в том, что при призвании наследника к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства и тому подобное) наследник может принять наследство, причитающееся ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям. Это означает, что если у наследника несколько оснований, по которым он призывается к наследованию, то вопрос о принятии наследства или отказе от наследства он может решать отдельно в отношении имущества, достающегося ему по каждому из оснований.

Во-вторых, не допускается принятие наследства под условием или с оговорками. Это значит, что наследник, решая вопрос о принятии наследства или отказе от него, не вправе ставить кому бы то ни было какие-либо условия соответственно принятия наследства или (что чаще) отказа от него, и никто не обязан соглашаться выполнять его условия. Аналогичным образом наследник не должен быть связан условиями, которые ставят ему другие лица, - он должен выражать свою волю на принятие наследства или отказ от него совершенно свободно. Каждый наследник по общему правилу действует только сам за себя, он вправе высказывать только свою волю, и, соответственно, нотариус или другие органы, принимающие выражение его воли, должны принимать это выражение только в отношении него самого. В связи с этим в пункте 3 статьи 1152 ГК РФ установлено, что принятие наследства одним или несколькими наследниками не означает принятия наследства остальными наследниками.

В связи с этим нужно отметить одну нередко встречающуюся ситуацию, обычно имеющую место в отношении домов в сельской местности, дач и земельных участков, наследниками которых являются несколько детей умершего собственника. Наследники договариваются о том, что один из них принимает наследство, оформляет его на себя (как единственный наследник, принявший наследство), продает наследственное имущество и делит полученные деньги между всеми наследниками. Если все происходит так, как было предусмотрено договоренностью, то ничего противозаконного в этом нет. Однако иногда наследник, оформивший наследство, после оформления своих прав отказывается продавать унаследованное имущество либо после продажи наследственного имущества отказывается делиться полученными деньгами с другими наследниками (хотя чаще всего это его родные братья и сестры). В таком его поведении, бесспорно, есть нарушение морали, но нет никакого нарушения закона - он, как единственный наследник, принявший наследство, становится единственным же собственником унаследованного имущества и, следовательно, вправе распоряжаться им по своему усмотрению. При этом по закону формально он не имеет никаких обязательств перед другими наследниками; если они обратятся в суд, то доказать наличие такой договоренности им будет предельно трудно. Довод о том, что наследник, принявший наследство, действовал от имени всех наследников, суд может принять только в том случае, если один из наследников действовал на основании доверенности, выданной ему другими наследниками, - но тогда наследство оформлялось бы на всех наследников, как лично действовавших, так и доверивших совершение действий одному из них. Поэтому любые имеющиеся договоренности наследникам, призываемым к наследованию, нужно оформлять письменно[63].

Действия, связанные с оформлением наследственных прав, то есть принятие наследства или отказ от наследства, могут быть осуществлены представителем по доверенности. Закон жестко устанавливает правило о том, что в доверенности должно быть специально предусмотрено полномочие на принятие наследства или, соответственно, полномочие на отказ от наследства. Для принятия наследства законным представителем (отцом, матерью, опекуном, попечителем) доверенности не требуется.

Итак, перейдем к рассмотрению способов принятия наследства по закону. Важнейшим моментом является то, что действующее законодательство регламентирует способы принятия наследства (статья 1153 ГК РФ). Способов принятия наследства предусмотрено два: 1) формальное принятие наследства; 2) фактическое принятие наследства.

Формальное принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Если заявление наследника передается нотариусу другим лицом или пересылается по почте, подпись наследника на заявлении должна быть засвидетельствована нотариусом, должностным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия (п. 7 ст. 1125 ГК РФ), или лицом, уполномоченным удостоверять доверенности в соответствии с п. 3 ст. 185 ГК РФ. Принятие наследства через представителя возможно, если в доверенности специально предусмотрено полномочие на принятие наследства. Для принятия наследства законным представителем доверенность не требуется.

В соответствии с п.23 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации[64], на заявлении наследника о принятии наследства или отказе от него, принимаемой нотариусом в соответствии со ст. 62 Основ законодательства РФ о нотариате[65], проставляется дата его получения, заверенная подписью нотариуса. Подлинность подписи наследника на заявлении о принятии наследства или об отказе от него свидетельствуется нотариусом или должностным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия. Нотариальное свидетельствование подлинности подписи не требуется, если наследник лично явился в нотариальную контору по месту открытия наследства и подал заявление. В этом случае нотариус устанавливает личность наследника, о чем делает отметку на заявлении, на котором также указывает сведения о наследнике[66].

Нередко проблема состоит в том, что нотариус отказывается принимать заявление о принятии наследником наследства. Чаще всего причинами такого отказа сотрудники нотариальных контор указывают следующие обстоятельства: 1. отсутствие документов, подтверждающих родство наследника с наследодателем, - при наследовании по закону; в этом случае нотариус обычно предлагает получить необходимые документы либо подтвердить родство в судебном порядке и только после этого подавать заявление о принятии наследства; 2. неизвестность имущества, составляющего наследственную массу в связи с отсутствием документов, подтверждающих право собственности наследодателя на принадлежавшее ему имущество.

Необходимо также отметить, что требование нотариуса приложить к заявлению о принятии наследства свидетельство о смерти наследодателя (его копии) и справку с места жительства наследодателя представляется совершенно оправданным - поскольку именно на основании указанных документов нотариус определит место и время открытия наследства, что, бесспорно, имеет для открытия наследственного дела принципиальное значение. Иные документы, которые должны быть представлены (о родстве, о праве собственности наследодателя) могут быть приложены, если они имеются в наличии у наследников, но принятие нотариусом заявления ни в коем случае не должно быть обусловлено их представлением - поскольку они без всякого ущерба для нотариального наследственного производства могут быть представлены впоследствии.

В любом случае заинтересованному лицу - наследнику - необходимо настаивать на принятии заявления, поскольку в противном случае он рискует пропустить срок для принятия наследства с последующей необходимостью восстанавливать его в судебном порядке. Обжаловать данный отказ в судебном порядке невозможно, поскольку принятие данного заявления не является нотариальным действием, отказ в совершении которого можно было бы обжаловать. Вместе с тем в случаях, когда наследник сталкивается с подобным отказом нотариуса или сотрудников нотариальной конторы, необходимо передать заявление о принятии наследства тому нотариусу, который должен вести наследственное дело. Осуществить это можно либо путем подачи его в нотариальную палату данного региона с указанием в сопроводительном письме на то, что в нотариальной конторе заявление не было принято, либо путем передачи посредством другого нотариуса - с помощью совершения такого нотариального действия, как передача заявлений.

Фактическое принятие наследства состоит в том, что признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

  • вступил во владение или в управление наследственным имуществом;
  • принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;
  • произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;
  • оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Совершение наследником указанных действий должно быть подтверждено в судебном порядке. Обязательным условием для удовлетворения такого требования является совершение указанных действий по фактическому принятию наследства в течение срока для принятия наследства, то есть по общему правилу в течение 6 месяцев с момента открытия наследства.

В суд можно обращаться с 2 видами заявлений: 1. заявление в порядке особого производства об установлении юридического факта принятия наследства - если между наследниками нет спора в отношении наследства или если наследник единственный; 2. исковое заявление об установлении факта принятия наследства (возможно заявление дополнительно и других требований) - если между наследниками имеется спор.

Нередко случаются ситуации, когда у единственного наследника наряду с установлением факта принятия наследства имеется необходимость в определении долей в праве собственности, или во включении какого-либо имущества в наследственную массу, или в признании права собственности. В такой ситуации требование об установлении факта принятия наследства представляется в виде искового заявления и ответчиком будет государство в лице соответствующих налоговых органов. Напротив, иногда имеется только требование об установлении факта принятия наследства, заявляемое в порядке особого производства. Суд рассматривает данное заявление, выносит решение, которое впоследствии отменяется вышестоящим судом по причине того, что не были выявлены все наследники, и при наличии спора дело должно было быть рассмотрено в исковом производстве.

Непременным условием является совершение действий с определенной целью - с целью принятия наследства, то есть ради приобретения этого имущества. Если действия совершались, но были обусловлены достижением иных целей, то они (такие действия) не могут быть признаны направленными на принятие наследства.

Так, Л., Ж. и Р. обратились в суд с иском к сестре О. и к нотариусу об установлении факта принятия наследства, признании недействительными свидетельства о праве на наследство и свидетельства о праве собственности на 1/2 долю квартиры, указывая, что после смерти их брата осталось наследственное имущество в виде 1/2 доли указанной квартиры, денежного вклада. Стороны являются наследниками брата. В январе 2004 г. ответчица получила свидетельство о праве на наследство на 1/2 долю спорной квартиры и денежного вклада, нарушив их права как наследников. Истцы считали, что они фактически приняли наследство, так как взяли себе личные вещи брата. Кроме того, они принимали участие в его похоронах и проведении поминального обеда. Решением Октябрьского районного суда г. Саранска от 29 июня 2004 г. иск был удовлетворен. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Мордовия отменила решение из-за неправильного толкования судом норм материального права.

Удовлетворяя требования истцов, суд пришел к выводу о том, что они приняли наследство после смерти брата, поскольку каждый из них взял себе на память о брате непосредственно после его смерти соответственно костюм, свитер и рубашку. При этом суд неправильно истолковал норму пункта 2 статьи 1153 Гражданского кодекса РФ, в которой указаны действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства. К таким действиям относятся вступление во владение или в управление наследственным имуществом; принятие мер по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произведение за свой счет расходов на содержание наследственного имущества; оплата за свой счет долгов наследодателя или получение от третьих лиц причитавшихся наследодателю денежных средств.

Истцы не представили доказательств, свидетельствовавших о том, что они фактически приняли наследство одним из указанных в данной норме права способов. Из заявлений истцов в суд, их пояснений в судебном заседании усматривалось, что они взяли на память о брате некоторые его личные вещи, что не могло свидетельствовать о фактическом принятии ими наследства. По делу принято новое решение, которым истцам отказано в удовлетворении их требований[67].

Как видно из приведенного примера, истцы получили в свое владение вещи, принадлежавшие наследодателю, и этот факт нашел подтверждение в суде. Однако была очевидна цель, с которой они забрали вещи наследодателя - сохранение памяти о нем, но не приобретение наследства, и поэтому суд в конечном итоге отказал в удовлетворении их требований.

Вне зависимости от того, в каком порядке идет обращение в суд (в исковом или особом), необходимо доказывать одни и те же обстоятельства и представлять одинаковые доказательства. Вступление наследника во владение или в управление наследственным имуществом является самым распространенным основанием для признания факта фактического принятия наследства. Данное обстоятельство может выражаться в таких действиях, как: владение и пользование недвижимым имуществом, принадлежавшим наследодателю; владение и пользование движимым наследственным имуществом (вещами), принадлежавшим наследодателю; распоряжение имуществом, принадлежавшим наследодателю.

Владение и пользование каким-либо недвижимым наследственным имуществом, принадлежавшим наследодателю, может выражаться, в частности, в следующих действиях:

- проживание в принадлежавшем ему жилом помещении (квартире или жилом доме); примечательным примером владения и пользования в данном случае может быть обстановка этого жилого помещения новой мебелью, приобретенной наследником;

- осуществление ремонта этого жилого помещения;

- установка в жилом помещении новых входных дверей (в том числе металлических);

- отправление наследником корреспонденции с указанием в качестве обратного адреса - адреса жилого помещения, принадлежавшего наследодателю, и получение ответов на эту корреспонденцию;

- возделывание принадлежавшего наследодателю земельного участка;

- сбор урожая с этого земельного участка (сада или огорода), его консервирование или продажа;

- возведение на этом земельном участке каких-либо построек либо, напротив, снос каких-либо имеющихся построек;

- проведение коммуникаций к дому или земельному участку, принадлежавшему наследодателю;

- пользование гаражом, принадлежавшим наследодателю.

Рассмотрим некоторые примеры из материалов судебной практики.

Е. обратилась в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства, оставшегося после смерти Г. В заявлении Е. ссылалась на то, что она и Г. состояли в браке. 28 января 2001 г. Г. умер. В течение шести месяцев после смерти Г. она фактически вступила во владение наследственным имуществом. После смерти мужа она лично стала пользоваться квартирой в доме по ул. Солнечной в г. Рыбинске, сделала в квартире косметический ремонт, установила металлическую дверь, кроме того, взяла некоторое имущество, принадлежащее Г. и находящееся в квартире. Установление данного факта ей необходимо для оформления права на наследство после смерти Г.[68]

Б. обратилась в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства после своего племянника Е., умершего 24 мая 1992 г., в виде домовладения по ул. Куксенки г. Ярославля и земельного участка. Заявление мотивировала тем, что с июня 1992 г. она фактически приняла наследство, проживает в доме с весны по осень, сажает овощи на земельном участке, пользуется садовым инвентарем[69].

Пользование каким-либо движимым наследственным имуществом заключается в использовании любого имущества, принадлежащего наследодателю. Вот некоторые примеры такого использования:

- пользование предметами домашнего обихода (мебелью, столовыми приборами, одеждой) при проживании в жилом помещении, принадлежащем наследодателю; показательным примером при этом является перестановка наследником мебели в жилом помещении, принадлежавшем наследодателю;

- перемещение (перевозка) предметов домашнего обихода в иное жилое помещение и пользование ими там;

- получение корреспонденции, адресованной наследодателю;

- переход к наследнику каких-либо документов и иных бумаг, принадлежавших наследодателю (включая фотографии);

- уход за домашними растениями, имеющимися в жилом помещении, принадлежавшем наследодателю;

- пользование садовым инвентарем, принадлежавшим наследодателю;

- использование транспортных средств, принадлежавших наследодателю, - однако по причине необходимости регистрации транспортных средств наиболее приемлемым примером является пользование велосипедом.

Пример: В. обратилась с заявлением об установлении факта принятия наследства, оставшегося после Д., умершего 13 сентября 2000 г. Наследство составляли однокомнатная квартира в доме по Ленинградскому проспекту г. Ярославля и предметы домашней обстановки и обихода.

В своем заявлении В. указала, что Д. - родной дядя ее отца, она двоюродная внучка умершего, наследница 5-й очереди. При этом заявитель утверждала, что после похорон Д. забрала из квартиры его личные вещи и холодильник, в апреле 2002 г. вывезла остальную мебель и имущество и перевезла их в свою квартиру по адресу: ул. Свободы, д. 95, кв. 65[70].

Рассмотрим еще один пример. После смерти А., умершего 15 октября 2003 г., осталось незавещанным имущество, состоящее из земельного участка, жилого дома в д. Алешкино Борисоглебского муниципального округа и денежного вклада. В заявлении об установлении факта принятия наследства Т. - сын А. - указал, что в установленный законом срок он не обращался к нотариусу с заявлением о принятии наследства, однако принял часть принадлежавшего отцу имущества: фотографии, фарфоровую статуэтку в виде собаки, столярный инструмент, фарфоровую пепельницу в виде рыбы, рыболовный инвентарь и другие вещи[71].

Владение и пользование движимым и недвижимым имуществом, принадлежавшим наследодателю, могут подтверждаться широким спектром доказательств: свидетельскими показаниями; письменными доказательствами; вещественными доказательствами; видеоматериалами.

Свидетельскими показаниями могут быть подтверждены самые различные обстоятельства, связанные с владением и пользованием наследственным имуществом. При этом важно, чтобы свидетелями были очевидцы владения и/или пользования наследником наследственным имуществом. В частности, такими свидетелями могут быть следующие лица:

- родственники, друзья, знакомые, сослуживцы наследника, вместе с ним посещавшие жилое помещение, принадлежавшее наследодателю, либо навещавшие наследника во время его проживания в этом жилом помещении;

- лица, помогавшие наследнику вывозить из жилого помещения, принадлежавшего наследодателю, какие-либо вещи, включая мебель, либо, напротив, перевозить туда новые вещи, принадлежащие самому наследнику;

- лица, помогавшие наследнику осуществлять какие-либо ремонтные или строительные работы в отношении наследственного имущества или как минимум наблюдавшие за проведением наследником таких работ;

- соседи по дому (желательно - по этажу или как минимум по подъезду), общавшиеся с наследником во время его проживания в наследственном жилом помещении;

- соседи по земельному участку (к примеру, члены того садоводческого, огороднического или иного товарищества, членом которого был наследодатель), которые могут подтвердить, что наследник пользовался земельным участком;

- владельцы гаражей, соседних с гаражом наследодателя, которые могут засвидетельствовать то, что наследник пользовался этим гаражом (это может быть не только использование гаража для стоянки своего автомобиля, но и использование его для хранения какого-либо иного имущества).

Письменные доказательства могут быть представлены значительно реже, поскольку обстоятельства владения и пользования имуществом нечасто фиксируются в каких-либо документах, тем более официальных. Тем не менее, такие документы могут иметься у наследника, особенно в тех случаях, когда он производил различные ремонтные работы - заказывал и покупал строительные материалы, их доставку по определенному адресу, оплачивал работу строителей.

Также наследник может представить документы, подтверждающие факт того, что он забирал откуда-либо вещи наследодателя. Напротив, вещественные доказательства применяются при рассмотрении дел данной категории значительно чаще. Вещественными доказательствами являются те вещи (предметы), которые ранее принадлежали наследодателю, а теперь находятся в собственности наследника, доказывающего факт принятия наследства. Из всего унаследованного наследником имущества наследодателя особую ценность представляют небольшие предметы, которые могут быть представлены на обозрение суда - именно такие предметы могут стать вещественными доказательствами.

Наконец, видеодоказательствами могут быть видеосъемки жилого помещения наследодателя, с тем чтобы показать наличие тех или иных предметов и нахождение их в распоряжении наследника, что само по себе доказывает факт принятия им наследства[72].

Распоряжение имуществом, принадлежавшим наследодателю, обычно возможно только в отношении движимого имущества (вещей), поскольку для распоряжения недвижимым имуществом необходимо зарегистрировать право собственности на него. Следует отметить, что распоряжение по усмотрению наследника может проводиться как возмездно, так и безвозмездно.

Примерами распоряжения имуществом могут быть следующие ситуации:

- продажа отдельных вещей, принадлежавших наследодателю (мебели, посуды, одежды), третьим лицам (родственникам, соседям, друзьям);

- дарение третьим лицам отдельных вещей, принадлежавших наследодателю;

- передача отдельных вещей, принадлежавших наследодателю, третьим лицам во временное или постоянное пользование;

- оставление у себя домашних животных, принадлежавших наследодателю, либо передача их конкретным третьим лицам;

- предоставление иным людям (третьим лицам) права проживания в жилом помещении, принадлежавшем наследодателю (например, на условиях безвозмездного пользования).

Распоряжение имуществом может подтверждаться следующими доказательствами: свидетельскими показаниями и вещественными доказательствами.

Свидетелями в данном случае целесообразно приглашать любых лиц, которые могут подтвердить следующие обстоятельства:

- возмездную или безвозмездную передачу наследником определенных вещей наследодателя лично им;

- возмездную или безвозмездную передачу наследником в их присутствии определенных вещей наследодателя другим лицам;

- проживание их самих или иных лиц в жилом помещении, принадлежавшем наследодателю, с разрешения наследника[73].

Принятие наследства носит срочный характер, поэтому представляется необходимым рассмотреть установленные законом сроки принятия наследства. Согласно п. 1 ст. 1154 ГК РФ, вопрос о принятии наследства, равно как и об отказе от наследства, должен быть решен каждым наследником в течение шести месяцев со дня открытия наследства.  Из этого общего правила есть только 3 исключения: во-первых, в случае открытия наследства в день предполагаемой гибели гражданина наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим; во-вторых, если право наследования возникает для других лиц вследствие отказа наследника от наследства или отстранения наследника как недостойного, такие лица могут принять наследство в течение шести месяцев со дня возникновения у них права наследования; в-третьих, лица, для которых право наследования возникает только вследствие непринятия наследства другим наследником, могут принять наследство в течение трех месяцев со дня окончания срока принятия наследства, установленного для того другого наследника.

На основании многолетней практики формирования наследственного права в России в законе предусмотрена норма о возможности принятия наследства по истечении установленного срока (статья 1155 ГК РФ). При этом установлено 2 способа такого принятия: судебный и несудебный.

Судебный способ заключается в том, что наследник, пропустивший срок для принятия наследства, может обратиться в суд с заявлением о восстановлении этого срока и признании его принявшим наследство. Суд может удовлетворить это заявление, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам. При этом предусмотрено еще одно условие, на этот раз процессуальное, - такое заявление наследника может быть удовлетворено судом только в том случае, если наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

По признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства. Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными.

Несудебный способ заключается в том, что наследство может быть принято наследником по истечении срока, установленного для его принятия, без обращения в суд при условии согласия в письменной форме на это всех остальных наследников, принявших наследство. Если такое согласие в письменной форме дается наследниками не в присутствии нотариуса, их подписи на документах о согласии должны быть засвидетельствованы. Согласие наследников является основанием аннулирования нотариусом ранее выданного свидетельства о праве на наследство и основанием для выдачи нового свидетельства[74].

В случае пропуска установленного срока для принятия наследства, суд по заявлению наследника может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, но только в том случае, если он не знал и не должен был знать об открытии наследства либо пропустил срок по другим уважительным причинам. В частности, уважительной причиной пропуска срока для принятия наследства может являться болезнь наследника, препятствующая своевременному принятию наследства.

Что касается пропуска срока для принятия наследства, то суд будет рассматривать заявление о восстановлении пропущенного срока лишь в том случае, если оно подано не позднее шести месяцев после того, как причины, препятствующие принятию наследства, отпали. В то же время существует возможность для наследника принять наследство и по истечении этого срока без обращения в суд при условии письменного согласия всех остальных наследников (п.2 ст.1155 ГК РФ), принявших наследство. Письменное согласие всех наследников на принятие наследства наследником, пропустившим срок, должно быть удостоверено нотариально. Приведем пример: «…наследниками к имуществу умерших родителей являлись три дочери, двое из них наследство фактически приняли, но за получением свидетельства к нотариусу не обращались. Третья сестра, проживавшая в другой местности, вернулась на проживание по месту открытия наследства через три года и наравне с двумя другими сестрами, с их согласия, стала пользоваться наследственным домом, в летний период времени проживала в доме, произвела частичный ремонт занимаемой части дама, обрабатывала земельный участок. После смерти двух сестер их наследники права тетки на дом не признали, сославшись на пропуск ею срока для принятия наследства. Однако решением суда за ней было признано право собственности на 1/3 часть дома[75]».

Естественно, что, если имеется только один наследник, в случае пропуска срока для принятия наследства наследство может быть принято после восстановления данного срока в судебном порядке. Необходимо учитывать, что если наследник проживал вместе с наследодателем и не желает принимать наследство, то ему также необходимо обратиться с соответствующим заявлением к нотариусу по той причине, что проживавший вместе с наследодателем всегда считается принявшим наследство.

Оформление прав собственности на наследственное имущество осуществляется после выдачи нотариусом, иным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия (например, консулом), свидетельства о праве на наследство, которое выдается на основании заявления наследника по месту открытия наследства. Выдавая свидетельство, нотариус подтверждает наличие права на наследство у определенных лиц. Функция нотариуса состоит в проверке всех юридических фактов, образующих право на наследство: смерти наследодателя, родственных отношений между наследниками и наследодателем. Нотариус устанавливает объем наследственной массы, принадлежность имущества наследодателю, факт принятия наследства. Свидетельство выдается наследникам в любое время по истечении шести месяцев со дня открытия наследства.

Свидетельство может быть выдано и до истечения указанного срока в том случае, если имеются достоверные данные о том, что, кроме лиц, обратившихся за выдачей свидетельства, иных наследников, имеющих право на наследство или его соответствующую часть, не имеется. Однако нотариусы нечасто применяют это исключение, предпочитая использовать установленный законом шестимесячный срок как страховку от неправильного раздела наследственного имущества, чтобы не допустить ущемления прав наследников и судебных тяжб[76].

Свидетельство о праве на наследство является официальным документом, подтверждающим право собственности наследников на наследственное имущество, за исключением имущества, право собственности на которое в соответствии с законом подлежит государственной регистрации. В частности, право собственности на недвижимость в соответствии со ст.131 ГК РФ. При наследовании имущества, право собственности на которое подлежит государственной регистрации (например, недвижимое имущество), наследники становятся его собственниками с момента такой регистрации. В этом случае свидетельство о праве на наследство является документом, служащим основанием для государственной регистрации права собственности наследников в соответствующем государственном органе. Однако подчеркнем, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации (п.4 ст.1152 ГК РФ).

Таким образом, мы выяснили, чтонаследник, принимая часть наследственного имущества, автоматически принимает все наследство. Он не вправе при принятии наследства определять какие-либо условия или делать оговорки, при наступлении которых наследство будет считаться принятым, либо иным образом ставить факт принятия наследства в зависимость от каких-либо обстоятельств. Действующее законодательство предоставляет весьма широкие возможности для подтверждения факта принятия наследства. Вместе с тем к этим предоставляемым законом и допускаемым судом способам следует обращаться только в исключительном случае, поскольку наиболее надежным способом, защищающим права и интересы наследников, является принятие наследства путем подачи соответствующего заявления нотариусу. 

2.2. Право на отказ от наследования по закону

Статья 1157 ГК РФ регламентирует право отказа от наследства: «Наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества».

Отказ от наследства - одно из правомочий по осуществлению права наследования. Право наследования включает правомочие принятия наследства и правомочие отказа от наследства. Принятие наследства прекращает правовое состояние лица как наследника и влечет возникновение у наследника и в лице наследника прав собственника, кредитора, должника и других, носителем которых был наследодатель, т.е. переносит на наследника права и обязанности в имуществе умершего. Отказ от наследства также прекращает правовое состояние лица в качестве наследника, однако вызывает иной правовой эффект: отказ от наследства устраняет наследника от преемства и обязанностей наследодателя, отчуждает его от наследственного имущества, исключает наследника из числа правопреемников умершего[77].

Наследнику принадлежит право либо принять наследство как единое целое, либо отказаться от наследства как единого целого.

Отказ от наследства - это односторонняя сделка наследника. Отказ от наследства выражает волю наследника, содержанием которой является нежелание принять на себя права и обязанности, составляющие наследство. Отказ от наследства - сделка, относящаяся ко всему наследству в целом, поэтому прямо установлено, что отказ от части причитающегося наследнику наследства не допускается (п. 3 ст. 1158 ГК), как не допускается отказ от наследства с оговорками или под условием (п. 2 ст. 1158 ГК). Однако наследнику предоставлено право отказаться от принятия части наследства при таких же условиях, при каких разрешается принятие части наследства, если наследнику причитается наследство по различным основаниям одновременно (п. 2 ст. 1152 ГК РФ).

Совершение действий, выражающих отказ наследника от наследства, должно отвечать требованиям, предъявляемым к действительности сделок.

Наследник имеет право осуществлять отказ от наследства по собственному усмотрению, в своих интересах, свободно и беспрепятственно. При решении вопроса о недействительности отказа от наследства применимы общие основания недействительности сделок. Так, если наследник отказался от обязательной доли в пользу других лиц, такая сделка может быть признана ничтожной в силу нарушения правила ст. 1158 ГК РФ, запрещающего подобный отказ.

В целях охраны законных интересов несовершеннолетних, недееспособных и ограниченно дееспособных граждан отказ от наследства допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 1157 ГК РФ).

Закон не требует обоснования отказа наследника от наследства, поэтому, например, неполное знание наследника о составе наследства, если только он не был введен кем-то в заблуждение намеренно, не дает повода для признания недействительным заявленного наследником отказа от наследства.

Отказ от наследства следует отличать от фактического непринятия наследства. Отказ от наследства явно выражает волю наследника не заступать на место наследодателя в правоотношениях с участием последнего. Фактическое непринятие наследником наследства не свидетельствует ни в пользу отказа от наследства, ни в пользу принятия наследства. Фактическое состояние непринятия наследства рассматривается как презумпция отказа от наследства, которая может быть опровергнута в пользу принятия наследства по основаниям и в порядке, предусмотренным ст. 1155 ГК РФ. Заявленный отказ от наследства также может быть опровергнут, однако в случаях, если будет признан недействительной сделкой по основаниям и в порядке, предусмотренным правилами о недействительности сделок.

Субъектами, обладающими правом отказа от наследства, являются любые наследники, независимо от того, по какому основанию или в каком порядке они призваны к наследованию. Исключение составляет Российская Федерация в случаях наследования выморочного имущества. В соответствии с правилами п. 1 ст. 1157 ГК РФ при наследовании выморочного имущества не допускается отказ от наследства. Такой запрет связан с обязательным характером наследования выморочного имущества, что предотвращает переход выморочного имущества в режим бесхозяйного.

По содержанию различаются два вида отказа от наследства: отказ в пользу других лиц, так называемый направленный отказ, и безусловный отказ (п. 1 ст. 1157 ГК РФ).

Направленный (термин «направленный отказ» ввел в научный оборот М.О. Гордон[78])  или квалифицированный (термин «квалифицированный отказ» использовал Д.И. Мейер[79]), абсолютный  отказ от наследства предусмотрен ст. 1158 ГК РФ и означает право наследника отказаться от наследства в пользу других лиц. Безусловный отказ от наследства не содержит указаний о том, в чью пользу заявлен отказ. Такой отказ наследника исчерпывается самоустранением от наследования. Важно отметить, что положения ст. 1157 ГК РФ о принципах, сроках, последствиях отказа от наследства относятся к обоим видам отказа.

Срок отказа от наследства имеет такую же продолжительность, как и срок принятия наследства.

В соответствии с п. 2 ст. 1157 ГК РФ наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства. Иной по продолжительности срок для отказа от наследства не мог быть установлен законом, поскольку, как указывалось, обе возможности - принять наследство и отказаться от наследства - составляют единое право наследования.

Сроки принятия наследства установлены правилами ст. 1154 ГК РФ. В течение этих же сроков - как общих, так и специальных - может быть заявлен отказ от наследства. Однако если при пропуске срока для принятия наследства он может быть восстановлен и наследник признан принявшим наследство по правилам ст. 1155 ГК РФ, то срок для принятия наследства не может быть восстановлен в целях отказа от наследства. При фактическом непринятии наследства презумпция отказа от наследства не нуждается в судебном подтверждении. Кроме того, допустимость восстановления срока для отказа от наследства противоречила бы сущности правопреемства и правовым последствиям непринятия наследства, в силу которого у других лиц возникает право наследования (п. 3 ст. 1154 ГК РФ).

Принципы отказа от наследства обусловлены понятием и содержанием права наследования.

Реализация любого из правомочий (принятия наследства или отказа от наследства), составляющих вместе единое право на наследство, прекращает право наследования как право вступить во все юридические отношения наследодателя. Условия реализации этих полномочий предопределены особенностями наследования как универсального правопреемства.

К принципам, определяющим совершение отказа от наследства, относятся:

- неизменность и необратимость отказа от наследства;

- недопустимость отказа от наследства с оговорками или под условием;

- отказ в пользу других наследников;

- недопустимость частичного отказа от наследства в сочетании с правом альтернативного выбора оснований для отказа от части наследства.

Принцип неизменности и необратимости отказа от наследства означает, что заявленный отказ от наследства, каким бы ни было его содержание (безусловный или направленный), не может быть впоследствии ни изменен, ни отозван обратно (п. 3 ст. 1157 ГК РФ). Так, если наследник заявил о безусловном отказе, он не вправе затем заменить безусловный отказ направленным и наоборот. Наследник, отказавшийся от наследства, не вправе отменить свой отказ и взамен отказа от наследства принять наследство. Такие правила основаны на том, что реализация правомочия на отказ от наследства прекращает право наследования, и у наследника не остается тех правомочий, которые можно было бы осуществить, чтобы заявить новый отказ от наследства с другим содержанием либо, не отказываясь от наследства, принять наследство. То или другое правомочие можно осуществить, лишь обладая ими одновременно, чтобы сделать выбор одного из них.

Новый закон, в отличие от ранее действовавшего правила ст. 550 ГК РСФСР, установившей запрет на отказ от наследства, если заявление о принятии наследства было сделано формальными способами, содержит принципиально иное положение: наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154), в том числе в случае, когда он уже принял наследство (п. 2 ст. 1157 ГК РФ).

В соответствии с этим положением наследник, принявший наследство путем подачи заявления о принятии наследства или заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство, вправе таким же способом отказаться от наследства до истечения установленного срока для принятия или отказа от наследства. Наследник, совершивший действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, вправе отказаться в письменной форме от наследства в течение установленного срока.

Важная гарантия нормального течения процесса приобретения наследства во времени - ограничение отказа от принятого наследства сроком, установленным для принятия (отказа) от наследства. Вместе с тем, необходимо обратить внимание на то, что заявление в суд наследника, совершившего действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, о признании его отказавшимся от наследства может быть удовлетворено, если суд признает уважительными причины пропуска установленного срока для отказа от наследства (абз. 2 п. 2 ст. 1157 ГК РФ). Поскольку действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, создают лишь презумпцию принятия наследства, наследник, обращаясь по истечении установленного срока в суд с заявлением о признании его отказавшимся от наследства, может указать, что не имел намерения принять наследство.

Если суд не признает уважительными причины пропуска срока для отказа от наследства, он по смыслу закона должен отказать наследнику в удовлетворении его заявления. Наследник окажется принявшим наследство против своей воли. По нашему мнению, такое решение законодателя вызывает сомнения, так как не соответствует принципу свободы приобретения наследства. По нашему мнению, данная проблема может быть разрешена следующим образом: какими ни были бы причины пропуска срока для отказа от наследства, отсутствие намерения приобрести наследство у лица, создавшего иллюзию фактического принятия наследства, является достаточным основанием для решения суда о признании наследника отказавшимся от наследства.

Принцип недопустимости отказа от наследства с оговорками или под условием соответствует аналогичному принципу недопустимости принятия наследства под условием или с оговорками (п. 2 ст. 1152, п. 2 ст. 1158 ГК РФ).

Законом запрещено совершать отказ от наследства под условием или с оговорками. К отказам от наследства не могут применяться положения о заключении сделок под отлагательным или под отменительным условием. Такого рода отказы от наследства создавали бы неопределенность в состоянии права наследования не только для лица, заявляющего об условиях и оговорках, но также для всех других наследников. Оговорки и условия принятия наследства или отказа от наследства могут затруднить управление находящимся в гражданском обороте наследственным имуществом, принятие мер охраны наследства, исполнение завещательных распоряжений до истечения срока для принятия наследства или отказа от него, создать неоправданные препятствия для участия в наследовании лиц, для которых право на наследство возникает вследствие отказа от наследства или непринятия наследства.

Например, недопустим отказ от наследства под тем условием, что он совершается на случай, если другой наследник примет наследство (или, напротив, откажется от наследства). Неприемлемы никакие оговорки отказа от наследства, в том числе, например, в случае, если отказ от наследства заявлен как предварительное, но не окончательное решение наследника, оставляющего за собой право к моменту истечения установленного срока подтвердить или отозвать заявленный отказ от наследства.

Принцип недопустимости частичного отказа от наследства в сочетании с правом альтернативного выбора оснований для отказа от причитающегося наследства (п. 3 ст. 1158 ГК РФ) соответствует аналогичному принципу недопустимости частичного принятия наследства в сочетании с правом альтернативного выбора оснований принятия наследства (п. 2 ст. 1152 ГК РФ).

Частичный отказ от наследства, как и частичное принятие наследства, недопустимы в одинаковой мере по той причине, что такой акт создает неравное положение наследников в отношениях правопреемства, несоразмерность участия наследников в наследовании, порождаемую личной волей кого-либо одного или нескольких наследников, что может привести к нарушению прав и законных интересов других наследников, а также предусмотренного законом справедливого распределения наследства.

Право наследника отказаться от наследства с использованием права альтернативного выбора оснований призвания к наследованию обусловлено аналогичным правом выбора оснований призвания к наследованию для принятия наследства. Если наследник призван к наследованию одновременно по нескольким основаниям, он вправе отказаться от наследства, причитающегося ему по одному из этих оснований, по нескольким основаниям из них или по всем основаниям (п. 3 ст. 1158 ГК РФ). Так, наследник призван к наследованию как наследник по завещанию и одновременно как наследник, имеющий право на обязательную долю в наследстве. Он вправе отказаться от наследства в части, касающейся его права на обязательную долю, либо, напротив, лишь в части, касающейся его права наследования по завещанию, либо отказаться от наследования по обоим основаниям, т.е. от наследования в целом.

Принцип отказа от наследства в пользу других лиц определяется условиями и пределами наследственного правопреемства.

В п. 4 ст. 1157 ГК РФ регулируется порядок отказа от наследства, если к наследованию призываются несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные наследники.

Как и принятие наследства, отказ от него от имени малолетних (до 14 лет) и лиц, признанных недееспособными, совершается их законными представителями (родителями, усыновителями, опекунами). Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, а также лица, ограниченные в дееспособности, могут отказаться от наследства сами, но с согласия своих законных представителей (родителей, усыновителей, попечителей).

В силу ст. 37 ГК РФ отказаться от наследства или дать согласие на отказ от наследства законные представители вправе лишь с согласия органов опеки и попечительства. Отказ от наследства, как уже было отмечено, является односторонней сделкой, и как любая сделка он может быть признан недействительным по установленным законом основаниям.

Так, ничтожен отказ, совершенный представителем наследника, если в выданной ему доверенности не было специально оговорено право на отказ или если наследник совершил направленный отказ, в то время как наследодателем было завещано все имущество. Отказ может быть признан недействительным (оспорен), например, по мотивам, что наследник не отдавал отчета своим действиям, действовал под влиянием угрозы, насилия и т.д.[80].

Таким образом, нам удалось выяснить, что наследник, принявший наследство, вправе в дальнейшем от него отказаться в порядке, предусмотренном ГК РФ (ст.1157 ГК РФ). Отказ от наследства выражает волю наследника, содержанием которой является нежелание принять на себя права и обязанности, составляющие наследство. Отказ от наследства устраняет наследника от преемства обязанностей наследодателя, отчуждает его от наследственного имущества, исключает наследника из числа правопреемников умершего. 

2.3. Право на обязательную долю в наследстве. Наследование выморочного имущества

Действующим законодательством предусмотрены определенные ограничения принципа свободы завещания, предусмотренного ст.1119 ГК РФ. Таким ограничением является право на обязательную долю в наследстве, которое означает, что независимо от содержания завещания лица, нуждающиеся в социальной защите, получат определенную часть наследственного имущества.

По мнению А.Н.Гуева, правила ст.1149, регулирующие вопросы получения (принятия, приобретения) обязательной доли в наследстве, видимо, целесообразнее было бы разместить в гл.64 ГК «Приобретение наследства» либо в гл.65 ГК «Наследование отдельных видов имущества». Тем не менее, анализ показывает, что существенных противоречий между правилами ст.1149 и правилами ст.1111, 1141 ГК нет[81].

Статьей 1149 ГК РФ предусмотрен круг лиц, которые не могут быть полностью лишены завещателем права на наследство и призываются к наследованию в любом случае – независимо от содержания завещания (обязательные наследники). Перечень обязательных наследников является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. В соответствии с п.1 ст.1149 ГК РФ несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, подлежащие призванию к наследованию на основании пунктов 1 и 2 статьи 1148 ГК РФ, наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля). Лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве, наследуют независимо от завещания не менее половины того, что каждому из них причиталось бы при наследовании по закону, т.е. в том случае, если бы отсутствовало завещание. Как следует из п.2 ст.1149 ГК РФ право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из оставшейся незавещанной части наследственного имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю - из той части имущества, которая завещана.

И, напоследок, обратимся к порядку наследования выморочного имущества. Определение выморочного имущества дается в ст.1151 ГК РФ, в соответствии с которой имущество умершего считается выморочным, если в отношении него соблюдается одно из следующих условий: отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию; никто из наследников не имеет права наследовать; все наследники отстранены от наследования (ст. 1117 ГК РФ); никто из наследников не принял наследства; все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158 ГК РФ).[82]

Может возникнуть ситуация, когда никто из наследников по тем или иным основаниям не может принять наследство. Например, часть наследников отстранены от наследства, часть - отказались от наследства, а оставшаяся часть не приняла наследства. По нашему мнению, такое имущество должно считаться выморочным. Таким образом, имущество становится выморочным, если полностью отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию либо никто из наследников по тем или иным основаниям не может принять наследство.

В соответствии с п.3 ст.1151 ГК РФ порядок наследования и учета выморочного имущества, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяется законом. Исходя из смысла указанной статьи передача выморочного имущества в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований возможна только после того, как указанное имущество в порядке наследования по закону перейдет в собственность Российской Федерации. В настоящее время порядок перехода имущества в собственность государства регулируется Постановлением Правительства РФ «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства»[83].

Российская Федерация в качестве наследника выморочного имущества - особый наследник по закону, не отнесенный ни к одной из очередей. Особое положение Российской Федерации в гражданском обороте предопределяет и особый порядок получения выморочного имущества. Становясь федеральной собственностью, выморочное имущество поступает в государственную казну Российской Федерации. В п. 3 ст. 1151 ГК РФ предусмотрено издание федерального закона о порядке наследования и учета выморочного имущества, а также о порядке его передачи в собственность субъектов Российской Федерации или собственность муниципальных образований. Однако в настоящее время такой закон еще не принят[84]. В результате это приводит к ряду немаловажных проблем.

Порядок наследования выморочного имущества в целом определен в части третьей ГК РФ, однако в ее нормах не решен вопрос о том, какие именно органы вправе или обязаны участвовать в наследственном правоотношении от имени Российской федерации. Так, в п. 1 ст. 125 ГК РФ установлено, что от имени Российской Федерации в гражданских правоотношениях участвуют органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Таким образом, квалифицирующим признаком, позволяющим решить вопрос о том, какой орган должен представлять Российскую Федерацию при получении выморочного имущества, является наличие таких полномочий у государственного органа и закрепление их актами, определяющими их статус.

На практике возник вопрос о порядке наследования выморочного имущества, поскольку различные государственные органы - территориальные органы Министерства имущественных отношений РФ и Министерства по налогам и сборам РФ - заявляют о своем праве от имени Российской Федерации на получение свидетельства о праве на выморочное имущество (в частности, на недвижимость). В данном случае принципиальное значение имеет вопрос о том, какими нормативными актами необходимо руководствоваться при переходе выморочного имущества.

Согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»[85] до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с частью третьей ГК РФ законы и иные правовые акты РФ, а также акты законодательства СССР, действующие на территории РФ в пределах и в порядке, которые предусмотрены законодательством РФ, применяются постольку, поскольку они не противоречат части третьей ГК РФ.

Как уже было упомянуто нами ранее, в настоящее время порядок перехода имущества в собственность государства регулируется Постановлением Правительства РФ «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства»[86], в п. 5 которого сказано, что «Российский фонд федерального имущества (его отделение) либо соответствующий федеральный орган исполнительной власти осуществляет учет переданного ему имущества, обращенного в собственность государства, в соответствии с законодательством Российской Федерации о бухгалтерском учете».

В то же время в п. 1 Постановления Правительства РФ от 31 августа 2000 г. N 648 «Вопросы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в федеральной собственности»[87] указано, что Министерство имущественных отношений РФ или по его поручению соответствующий территориальный орган Министерства выступает от имени Российской Федерации при государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество государственной казны РФ. Вместе с тем утвержденное Постановлением Правительства РФ от 29 мая 2003 г. N 311 Положение об учете, оценке и распоряжении имуществом, обращенным в собственность государства, не распространяется на имущество, перешедшее в порядке наследования к государству.

Следует также отметить, что п. 1 Постановления Правительства РФ от 19 апреля 2002 г. N 260 «О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства»[88] установлено, что исключительно Российский фонд федерального имущества наделен функциями специализированной организации по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решения об обращении взыскания на имущества, а также по распоряжению и реализации конфискованного движимого, бесхозяйного, изъятого и иного имущества, обращенного в собственность государства по основаниям, предусмотренным законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Следовательно, уполномоченным органом, осуществляющим учет, оценку и распоряжение федеральным движимым имуществом, перешедшим в собственность Российской Федерации по основаниям, предусмотренным законом, в том числе в порядке наследования, является Российский фонд федерального имущества, при этом данное имущество передается ему другими федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации.

Таким образом, правом на обязательную долю в наследстве обладают несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя; нетрудоспособные супруг и родители наследодателя; нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. Что же касается наследования выморочного имущества, то следует отметить, что в связи с увеличением очередности наследования вплоть до шестой степени родства (двоюродных правнуков и правнучек, двоюродных дядей и тетей) возможность наследования государством за гражданами практически отсутствует, что является дополнительной защитой права собственности граждан. Основной проблемой наследования выморочного имущества является отсутствие закона, определяющего порядок его наследования, учета и передачи в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. На основании изложенного думается, в законе, издание которого предусмотрено в ст. 1151 ГК РФ, было бы целесообразно четко определить, какие именно органы вправе и обязаны участвовать в наследственном правоотношении от имени Российской Федерации, в частности получать свидетельства о праве на наследство и выступать от ее имени в судебных делах о наследовании; должен быть урегулирован учет выморочного имущества, решены вопросы его приобретения, до настоящего же времени отсутствие должного законодательного урегулирования поставленных вопросов вызывает реальные практические проблемы.

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ

3.1. Проблемы, связанные с наследованием по закону усыновленными и усыновителями

В части третьей ГК нашли свое отражение все выработанные ко времени ее принятия доктриной и судебной практикой условия наделения усыновленных наследственными правами как в отношении своих родителей и других кровных родственников, так и в отношении усыновителя и его кровных родственников.

В ст. 1147 ГК РФ прямо установлено, что при наследовании по закону усыновленный и его потомство с одной стороны и усыновитель и его родственники - с другой приравниваются к родственникам по происхождению (кровным родственникам) (п. 1). Данная норма не устанавливает нового правила правового регулирования общественных отношений, а лишь детализирует положения ст. 137 Семейного кодекса РФ, что усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению.

С другой стороны, усыновленный и его потомство не наследуют по закону после смерти родителей усыновленного и других его родственников по происхождению, а родители усыновленного и другие его родственники по происхождению не наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства, за исключением случаев, указанных в п. 3 ст. 1147 ГК РФ (п. 2 ст. 1147 ГК РФ), что соответствует общей норме семейного законодательства: усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам) (п. 2 ст. 137 СК РФ). Таким образом, усыновленные могут наследовать по праву представления после родителей, братьев и сестер, племянников и племянниц усыновителей и не могут наследовать после кровных родителей, их братьев и сестер, племянников и племянниц[89].

 

По нашему мнению, в институте наследования усыновленных и усыновителей в настоящее время существует ряд спорных вопросов и коллизий.

Во-первых, рассмотрим проблемные вопросы, связанные с последствиями сохранения усыновленным правовых отношений с одним из своих родителей.

Ссылка гражданского закона на Семейный кодекс в части оснований и условий сохранения усыновленным отношений со своими родственниками по происхождению, позволяющего усыновленному наследовать после этих родственников (п. 3 ст. 1147 ГК), означает ссылку на п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ, в соответствии с которыми инициаторами сохранения отношений с усыновленным могут выступать его отец или мать, а в случае их смерти - родители умершего родителя (дедушка или бабушка ребенка).

В соответствии с п. 3 ст. 137 СК РФ «при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель - мужчина, или по желанию отца, если усыновитель - женщина». В силу п. 3 ст. 1147 ГК в этом случае усыновленный сохраняет право наследования по закону после своей матери или своего отца. Семейный закон, как видим, допускает сохранение отношений усыновленного с одним из родителей по его желанию, но не с родственниками этого родителя.

Таким образом, буквальное толкование п. 3 ст. 137 СК РФ приводит к выводу о том, что юридические отношения с другими родственниками усыновленного со стороны соответствующего родителя не сохраняются и ребенок не может наследовать после своих родных братьев и сестер, бабушки и дедушки, дяди и тети и т.д.

В доктрине семейного права упоминание в п. 3 ст. 137 СК РФ о сохранении усыновленным отношений только с отцом или только с матерью всегда толковалось расширительно и понималось как сохранение соответствующих прав и обязанностей и в отношении всех родственников данного родителя[90]. Данный подход позволяет призвать усыновленного к наследованию по закону после любого из родственников со стороны родителя, с которым у него по решению суда были сохранены отношения.

Сторонником иного, буквального толкования п. 3 ст. 137 СК РФ выступает А.Л. Маковский, считающий, что «закон совершенно определенно устанавливает возможность сохранения родственных отношений с родителями ребенка, но не с родственниками по линии этого родителя", а потому наследование усыновленного и его потомков в таких случаях возможно "после смерти родителя (но не других его кровных родственников)»[91]. Эту позицию в литературе разделяют З.Г. Крылова и Т.Д. Чепига, признающие наследственные права усыновленного только в отношении «одного из родителей, сохранившего отношения с ребенком»[92]. По-видимому, буквального толкования п. 3 ст. 137 СК РФ придерживается и Ю.К. Толстой, признающий право просить о сохранении отношений за родителями (дедушкой или бабушкой усыновленного) того родителя, «за которым были сохранены родительские права», что означает отсутствие у бабушки или дедушки отношений с усыновленным в силу сохранения этих отношений с происходящим от них родителем усыновленного[93].

Какой же смысл закладывал законодатель в положения п. 3 ст. 137 СК РФ, какой цели он стремился достичь? От ответа на эти вопросы во многом зависит и положительная оценка допускаемого доктриной буквального или расширительного толкования этой нормы.

Прежде всего, по мнению О.Ю. Шилохвоста, диспозиция п. 3 ст. 137 СК РФ рассчитана на случаи, когда ребенок был усыновлен одиноким лицом, а не семейной парой. Таким образом, как личные, так и имущественные права усыновленного ограничиваются отношениями с родственниками своего единственного усыновителя, которым закон придает значение отношений с кровными родственниками, включая отношения, связанные с наследованием имущества. Ребенок, усыновленный одиноким усыновителем, сможет наследовать только после родных детей, родителей, братьев и сестер усыновителя и других его кровных родственников[94].

В таких условиях сохранение отношений усыновленного с одним из своих родителей призвано обеспечить не только личные неимущественные права ребенка, но и его имущественные интересы, в том числе право унаследовать имущество после своего родителя. Мы не видим в данном случае никаких препятствий для того, чтобы, сохраняя отношения с отцом или матерью, ребенок сохранял отношения и со своими братьями и сестрами, дедушкой и бабушкой, дядями и тетями и т.д. Такой подход позволяет восполнить семейный круг ребенка, неполнота которого ввиду усыновления его одиноким усыновителем может неблагоприятно отразиться не только на его воспитании и развитии, но и на его благосостоянии. Кроме того, достаточной гарантией от неблагоприятных последствий сохранения отношений с одним из родителей является не только судебный порядок усыновления сам по себе, но и необходимость специального указания о сохранении таких отношений в решении суда (п. 5 ст. 137 СК РФ).

В целях защиты интересов усыновленного суд должен иметь право, сохранив отношения с родителем, прекратить их с братьями и сестрами, дедушкой или бабушкой, дядей или тетей - с кем-либо одним из них или со всеми родственниками, кроме родителя, однако такое прекращение должно быть все-таки исключением из общего правила. Сохранение юридической связи ребенка с родственниками по линии родителя, с которым закон считает возможным сохранить отношения ребенка в случае усыновления (п. 3 ст. 137 СК РФ), отвечает интересам усыновленного, являющимся основным условием усыновления (п. 1 ст. 124 СК РФ).

Юридическое значение имеет происхождение ребенка от данного родителя, и в силу этого происхождения ребенок приобретает связи с другими родственниками. Именно поэтому мы считаем, что, санкционируя сохранение отношений усыновленного с одним из своих родителей, суд тем самым санкционирует и сохранение всех тех родственных и семейных связей, участником которых данный усыновленный являлся в качестве ребенка своего родителя. Более того, для того, чтобы у ребенка соответствующего родителя не сохранялась связь с кровными родственниками по линии этого родителя (на чем настаивают сторонники буквального толкования п. 3 ст. 137 СК РФ), семейно-родственные связи должны были бы прекратиться как раз у родителя с тем или иным родственником. Поэтому имеющиеся к моменту рассмотрения судом дела об усыновлении родственные отношения усыновленного, с наличием которых закон связывает личные неимущественные и имущественные отношения родственников друг с другом, должны по общему правилу сохраняться в отношении родственников со стороны того родителя, сохранение отношений усыновленного с которым санкционируется судом.

Наконец, вывод о сохранении усыновленным отношений, в том числе наследственных, с родственниками со стороны родителя, в отношении которого судом выносится соответствующее решение, следует и из сопоставления положений п. 3 ст. 137 СК РФ с предписаниями п. 4 той же статьи. В последнем речь идет о предоставлении дедушке или бабушке со стороны умершего родителя усыновленного права просить о сохранении личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей, причем закон в данном случае прямо говорит о сохранении прав и обязанностей "по отношению к родственникам умершего родителя".

Если признать, что закон, выделяя среди родственников усыновленного наиболее близких ему лиц - мать или отца (п. 3 ст. 137 СК), дедушку или бабушку (п. 4 ст. 137 СК), - допускает с их стороны просьбу о сохранении имущественных и личных неимущественных отношений с усыновленным, то нельзя не признать, что круг лиц, с которыми такие отношения сохраняются, не может расширяться обратно пропорционально степени родства по отношению к усыновленному лица, выступающего с подобной просьбой (в отношении родителя ограничиваться самим родителем, а в отношении бабушки или дедушки - охватывать всех «родственников умершего родителя»). Поэтому, раз закон допускает сохранение отношений усыновленного со всеми "родственниками умершего родителя" по просьбе бабушки или дедушки, справедливость требует, чтобы просьба со стороны отца или матери влекла сохранение отношений с кругом родственников, по крайней мере, не более узким, чем в случае, когда просьба исходит от бабушки или дедушки усыновленного.

Лишение усыновленного возможности наследовать после дяди, тети или другого родственника в случае, когда просьба о сохранении отношений исходила от отца или матери усыновленного, представляется нам ничем не обоснованным ограничением имущественных интересов усыновленного. Ведь в силу усыновления одиноким усыновителем (а именно эта ситуация регулируется п. 3 ст. 137 СК РФ) усыновленный станет участником личных неимущественных и имущественных отношений только с родственниками этого усыновителя, то есть только с родственниками по одной линии, тогда как полнота семейных отношений предполагает наличие двух линий таких родственников - отцовской и материнской. Следовательно, интересы усыновленного требуют, чтобы при наличии предусмотренных законом условий и желания со стороны ближайших родственников усыновленного он мог пользоваться всей полнотой семейных отношений, включающих и линию родственников того родителя, отношения с которым у него по решению суда сохраняются после усыновления.

Таким образом, систематическое толкование п.п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ приводит к выводу о необходимости расширительного толкования нормы о последствиях сохранения отношений с усыновленным по просьбе одного из родителей в пользу распространения этих отношений на всех родственников со стороны родителя, как и в случае, когда просьба о сохранении отношений с усыновленным исходит от его бабушки или дедушки со стороны умершего родителя.

Во-вторых, представляется необходимым проанализировать проблемные аспекты, связанные с последствиями сохранения усыновленным правовых отношений с его родственниками по просьбе дедушки или бабушки.

В соответствии с п. 4 ст. 137 СК РФ «если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка».

Указание п. 4 ст. 137 СК РФ на сохранение усыновленным прав и обязанностей «по отношению к родственникам умершего родителя» в доктрине семейного права традиционно понимается как указание на сохранение отношений усыновленного только с бабушкой и дедушкой усыновленного[95]. В литературе наследственного права аналогичной позиции придерживаются Ю.К. Толстой и А.Л. Маковский, признающие наследственные права усыновленного только в отношении дедушки или бабушки со стороны умершего родителя[96]. При этом А.Л. Маковский подчеркивает недопустимость сохранения судом «по просьбе одного лица (дедушки или бабушки усыновленного)» родственных отношений и вытекающих из них наследственных прав усыновленного «по отношению к любым другим родственникам его умершего родителя - дяде, тете, двоюродным братьям и сестрам и т.д.».

За буквальное толкование п. 4 ст. 137 СК РФ, а, следовательно, и за признание наследственных прав усыновленного в отношении всех кровных родственников со стороны его умершего родителя в литературе выступают Р.И. Виноградова и В.С. Репин, М.В. Телюкина, З.Г. Крылова и Т.Д. Чепига[97].

Мы также придерживаемся буквального (то есть максимально широкого) толкования п. 4 ст. 137 СК РФ, основываясь, прежде всего, на тех же мотивах, которые требуют признания наследственных прав усыновленного в отношении всех его кровных родственников со стороны одного из родителей, в случае, когда просьба о сохранении отношений исходит от этого родителя. Прежде всего, это интересы усыновленного, требующие, как уже отмечалось, восполнения семейно-имущественных отношений в тех случаях, когда ребенок усыновлен одиноким усыновителем и должен довольствоваться отношениями с родственниками по линии этого усыновителя. Таким образом, допуская при определенных условиях сохранение прав и обязанностей усыновленного по отношению к одному из родителей, закон не может и не должен препятствовать сохранению этих прав и обязанностей по отношению к родственникам со стороны такого родителя, тем более что в силу усыновления ребенка одиноким усыновителем юридической замены родственников усыновленного по линии родителя, которому закон разрешает просить о сохранении отношений с усыновленным, соответствующей линией супруга усыновителя не происходит.

То, что закон допускает инициативу сохранения отношений с усыновленным только со стороны его ближайших родственников (родителей и родителей родителя), представляется нам вполне оправданным, так как отношениями именно между лицами в этом, достаточно ограниченном, семейном кругу определяются, как правило, и родственные связи с более отдаленными родственниками. Это, однако, не означает, что просьба со стороны отца или матери либо дедушки или бабушки усыновленного о сохранении отношений лишает всех иных родственников со стороны соответствующего родителя каких бы то ни было прав и обязанностей по отношению к усыновленному.

Наделяя наиболее близких усыновленному лиц правом инициировать сохранение личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей в отношении усыновленного, закон лишь определяет управомоченное лицо, но вовсе не лицо, на которое распространяется сохранение юридических связей с усыновленным. Более отдаленные родственники усыновленного сохраняют свои отношения с ним благодаря родственным связям с его родителем, которые никакое усыновление под сомнение не ставят, а значит, они не должны санкционировать сохранение своих отношений с ребенком своего ближайшего родственника. В рассматриваемой ситуации сохранение основанных на кровном происхождении прав и обязанностей более отдаленных родственников должно быть общим правилом, как общим правилом является приобретение этими родственниками соответствующих прав и обязанностей в силу одного только рождения ребенка у их родственника. Закон считает в этом случае достаточным волеизъявления одного из ближайших родственников усыновленного (родителя, дедушки или бабушки).

Таким образом, независимо от того, по чьей инициативе - ближайших ли родственников - родителей или за отсутствием последних - более отдаленных родственников - бабушек и дедушек - рассматривается вопрос о сохранении отношений кровных родственников с усыновленным, сохранение личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей, включая наследственные права, допускается только в случае усыновления ребенка одним лицом и только в отношении родственников усыновленного со стороны родителя, отвечающего условиям п. 3 ст. 137 СК РФ, то есть являющегося лицом иного пола, чем усыновитель. По нашему мнению, допускаемое семейным законодательством исключение из общего правила об утрате усыновленным прав и освобождении его от обязанностей по отношению к своим кровным родственникам не может использоваться вопреки интересам усыновленного, какую бы привязанность ни испытывал к нему кто бы то ни был из ближайших кровных родственников. Основанные на родстве интересы ближайших родственников, не смогших или не захотевших усыновить ребенка, должны в данном случае игнорироваться в целях обеспечения интересов ребенка, его развития и воспитания в условиях новой, основанной на усыновлении семьи.

В-третьих, нам представляется необходимым выделить следующую проблему: наследственное законодательство не предусматривает последствий отмены усыновления.

Основания, порядок и последствия отмены усыновления определяются нормами ст. 140 - 144 СК РФ, которые, решая общие проблемы, оставляют открытым ряд вопросов, имеющих первостепенное значение для наследственных прав усыновленного.

Доктрина наследственного права до самого последнего времени не уделяла сколько-нибудь значительного внимания исследованию этих вопросов. Долгое время едва ли не единственным оставался тезис О.С. Иоффе, признававшего, что в случае отмены усыновления «оно утрачивает значение юридического факта также и в области наследования»[98]. В современной литературе А.Л. Маковским, З.Г. Крыловой и Т.Д. Чепигой исследуются особенности отмены усыновления по сравнению с ранее действовавшим порядком, а также вопрос о влиянии на наследственные права усыновленного взаимного соотношения моментов открытия наследства и отмены усыновления[99].

Правила об отмене усыновления сформулированы в законе преимущественно в расчете на то, что такое решение будет приниматься до достижения ребенком совершеннолетия. Однако не все эти правила позволяют адекватно урегулировать последствия отмены усыновления в наследственно-правовой сфере.

Восстановление взаимных прав и обязанностей ребенка и его родителей и родственников, то есть в том числе и наследственных прав усыновленного в отношении кровных родственников происходит не автоматически, а только «если этого требуют интересы ребенка» (п. 1 ст. 143 СК РФ). В случае, когда речь идет о несовершеннолетнем, эти интересы, вполне очевидно, могут быть объективированы в наличии у родителей возможности содержать и воспитывать ребенка, возможно, в сохранении привязанности ребенка к своим кровным родственникам.

В чем же должны выражаться интересы ребенка, когда вопрос о его содержании и воспитании в семье усыновителя отпал и отмена усыновления производится в более позднем возрасте? При этом следует иметь в виду, что ст. 144 СК РФ вообще исключает отмену усыновления после достижения усыновленным совершеннолетия. Как представляется, заложенное в ст. 144 СК РФ условие отмены усыновления сформулировано без учета возможных имущественных интересов бывшего усыновленного, его кровных родственников и родственников бывшего усыновителя и может служить приемлемым критерием только до совершеннолетия усыновленного, когда приоритетное значение имеют вопросы обеспечения надлежащего содержания и воспитания несовершеннолетнего. По нашему мнению, в случае отмены усыновления после совершеннолетия усыновленного, в качестве общего правила в законе должно быть закреплено условие об автоматическом восстановлении отношений усыновленного со своими родителями и другими родственниками по происхождению.

К числу сложных вопросов наследственного права относится вопрос о влиянии на наследственные права усыновленного решения об отмене усыновления, которое вступило в законную силу после открытия наследства. Законом данный вопрос не урегулирован. Проблема заключается в том, утрачивает ли усыновленный наследственные права, возникшие из наследства, открывшегося до вступления в законную силу решения об отмене усыновления. А.Л. Маковский, З.Г. Крылова и Т.Д. Чепига предлагают определять последствия в зависимости от того, были ли к моменту вступления решения суда об отмене усыновления в законную силу осуществлены усыновленным наследственные права, которыми он пользовался в силу факта усыновления. Если усыновленным наследство было надлежащим образом принято до вступления решения в законную силу, А.Л. Маковский считает его наследственные права осуществленными и, следовательно, не подлежащими прекращению.

По нашему мнению, подобное толкование без достаточных оснований ущемляет права лиц, приобретших наследственные права на законных основаниях, но по каким-либо обстоятельствам не успевших принять наследство. Мы сомневаемся в правомерности признания незыблемости наследственных прав усыновленного только после их правомерного осуществления, прежде всего потому, что в наследственном праве защищается не только право на принятое наследство, но и право на получение наследства. В самом деле, правила о наследственной трансмиссии защищают наследственные права наследника, который утратил свой наследственный статус (умер, перестал быть субъектом наследственных правоотношений) после открытия наследства, но не успел его принять в установленный срок (п. 1 ст. 1156 ГК РФ). С точки зрения рассматриваемой коллизии нас интересует не столько то, что закон позволяет наследникам умершего осуществить за него наследственные права, сколько придание законом юридического значения праву на принятие наследства, возникающему с момента открытия наследства. Следовательно, есть основания признавать не только осуществленные наследственные права, но и право на принятие наследства.

Поскольку правовой статус субъектов наследственных правоотношений определяется на момент открытия наследства и именно на этот момент наследник должен обладать необходимыми качествами - находиться в живых или быть зачатым (п. 1 ст. 1116 ГК РФ), есть все основания считать, что усыновленный, в отношении которого к моменту открытия наследства не вступило в законную силу решение суда об отмене усыновления, должен иметь право осуществить эти права как приобретенные в период обладания правовым статусом, дававшим ему право на наследование после усыновителя или кого-либо из его кровных родственников.

К тому же, как считает О.Ю. Шилохвост, дополнительным аргументом в пользу признания за усыновленным наследственных прав во всех тех случаях, когда наследство, право на которое для него основывается на факте усыновления, открылось до момента вступления в законную силу решения об отмене усыновления, может служить и то соображение, что все семейное законодательство, включая нормы об усыновлении, основывается на приоритете защиты прав и интересов несовершеннолетнего (ст. 1 СК РФ). Так что признание и защита принадлежавшего усыновленному со дня открытия наследства права на принятие наследства будут обеспечивать его материальные интересы, даже если к моменту принятия наследства вступит в силу решение суда об отмене усыновления[100].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что рассмотренные нами в данном параграфе проблемы, хотя и уходят своими корнями в семейное законодательство, связаны с его несовершенством и колебаниями судебной практики, непосредственно затрагивают наследственные правоотношения, так как по своему содержанию они связаны, прежде всего, с определением круга родственников, с которыми у усыновленного могут сохраниться имущественные, а, следовательно, и наследственные отношения, а также с влиянием на наследственные права усыновленного как в отношении его кровной семьи, так и в отношении семьи усыновителя последующей отмены усыновления. 

3.2. Проблемы наследования по закону нетрудоспособными иждивенцами

Признание иждивенцев наследниками по закону можно объяснить их нетрудоспособностью и получением средств к существованию от наследодателя, смерть которого лишает их получаемой от него материальной помощи. Признание их наследниками обоснованно, поскольку предполагается, что материальная помощь продолжалась бы, если бы не наступила смерть оказывавшего ее лица. Важно и то, что нетрудоспособные иждивенцы нередко связаны с наследодателем отношениями родства или свойства, но не относятся к той очереди наследников, которая призывается к наследованию по закону.

Правила о наследовании нетрудоспособными иждивенцами подверглись в ГК существенным изменениям, коснувшимся прежде всего и больше всего условий призвания этих лиц к наследованию по закону и в какой-то степени порядка наследования.

Анализируя новеллы ГК РФ по рассматриваемому вопросу, следует отметить, что законодатель, дополнив существовавшие ранее условия призвания иждивенцев к наследованию новыми условиями, тем самым ограничил круг этих лиц как потенциальных наследников по закону. При этом следует подчеркнуть, что ограничения наследования нетрудоспособными иждивенцами теперь распространяются и на наследование ими в порядке ст. 1149 ГК РФ в качестве необходимых наследников, имеющих право на обязательную долю. Нетрудоспособные иждивенцы, входящие в круг наследников любой из семи очередей, призываются к наследованию в соответствии со ст. 1149 ГК РФ, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении. Другие нетрудоспособные иждивенцы наследуют, если не менее года до смерти наследодателя не только находились на его иждивении, но и проживали совместно с ним. Кодекс 1964 года (ст. 535) не предусматривал ни одного из этих двух условий.

Теперь рассмотрим порядок наследования по закону нетрудоспособными иждивенцами, имея в виду, что именно порядок призвания их к наследованию является главной особенностью наследования этой категории граждан.

Нетрудоспособные иждивенцы не относятся к определенной очереди наследников по закону. Они наследуют вместе и наравне с законными наследниками любой очереди из семи предусмотренных очередей, призванной к наследованию, однако они не приобретают статуса наследников этой очереди. Действует лишь определенный порядок призвания их к наследованию, неравнозначный установлению очередности наследования. Не случайно в законе говорится о наследовании иждивенцами наравне с наследниками любой очереди.

Правильное, соответствующее букве и смыслу закона определение статуса иждивенцев как наследников по закону имеет важное практическое значение, что видно из приводимого ниже примера. После смерти А. остались его жена, сын (наследники первой очереди), два брата (наследники второй очереди) и нетрудоспособный иждивенец, имеющий право наследования в соответствии с п. 2 ст. 1148 ГК РФ. Переживший супруг и сын от наследства отказались. Кто в данном случае наследует? Если признать иждивенца наследником первой очереди, то, поскольку жена и сын отказались от наследства, имущество умершего будет наследовать только он, как единственный наследник первой очереди. При такой трактовке положения иждивенца как наследника первой очереди два брата наследодателя - наследники второй очереди - не наследуют. Однако подобное толкование п. п. 1, 2 ст. 1148 ГК представляется ошибочным, не опирающимся на содержание ст. 1141 ГК, в соответствии с которой, если нет наследников опережающей очереди, наследуют наследники последующей очереди[101]. В приведенном примере нетрудоспособный иждивенец наследует вместе и наравне с двумя братьями умершего, призываемыми к наследованию в качестве наследников второй очереди.

Такой порядок наследования нетрудоспособными иждивенцами обеспечивает оптимальное решение двуединой задачи. Во-первых, гарантируется повышенная защита интересов указанных лиц, призвание их к наследованию независимо от наличия близких родственников умершего. Во-вторых, наследуя вместе и наравне с родственниками наследодателя, иждивенцы не отстраняют их от наследования.

Обратимся теперь к рассмотрению условий, при наличии которых нетрудоспособные иждивенцы могут наследовать по закону. ГК РФ выделяет две группы нетрудоспособных иждивенцев в качестве законных наследников, для каждой из которых, кроме общих условий, устанавливает дополнительное условие призвания к наследованию. В основание разграничения этих групп законодателем положен признак принадлежности нетрудоспособного иждивенца к одной из очередей наследников (ст. ст. 1142 - 1145 ГК РФ). Из самого факта выделения по указанному признаку двух групп иждивенцев-наследников очевидно, что условия призвания к наследованию каждой из них различаются: для одной условия более мягкие, для другой - более жесткие при том, что статус граждан одной и другой группы ничем не отличается - нетрудоспособность и состояние на иждивении умершего, вследствие смерти которого они лишились средств к существованию. Это позволяет усомниться в обоснованности выделения двух групп наследников и установления дополнительного условия призвания к наследованию одной из них, а именно необходимости совместного проживания с наследодателем до его смерти. В первую группу включены граждане, относящиеся к наследникам по закону, указанным в ст. ст. 1143 - 1145 ГК РФ, т.е. к любой из шести очередей законных наследников начиная со второй (п. 1 ст. 1148 ГК РФ). При анализе правила п. 1 ст. 1148 ГК РФ обращает на себя внимание отсутствие указания на ст. 1142 ГК РФ, определяющую наследников по закону первой очереди. Объясняется это тем, что иждивенец-наследник первой очереди наследует на общих основаниях независимо от наличия условий призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев. На таких же основаниях наследуют нетрудоспособные иждивенцы-наследники любой из последующих шести очередей, если к наследованию призываются наследники той очереди, к которой относится и нетрудоспособный иждивенец.

Из сказанного можно сделать следующий вывод: как нетрудоспособные иждивенцы граждане наследуют по закону, если не призываются к наследованию по иным основаниям, в частности не относятся к той очереди, которая призывается к наследованию, и не имеют права наследовать по праву представления (ст. 1146 ГК). Другое дело, если нетрудоспособный иждивенец назначен наследником по завещанию. В этом случае он будет наследовать сразу по двум основаниям (подп. 2 п. 2 ст. 1152 ГК РФ).

Нетрудоспособные иждивенцы первой группы наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Преимущество, признаваемое за ними законом и объясняемое их статусом, состоит в том, что, не будучи наследниками этой очереди, они наследуют вместе и наравне с входящими в нее наследниками, хотя и относятся к более дальней очереди. Иными словами, эти лица наследуют вне своей очереди, т.е. вне очереди.

Вторая группа представлена нетрудоспособными иждивенцами, которые не являются наследниками, названными в ст. ст. 1142 - 1145 ГК РФ. Призвание их к наследованию возможно при наличии не только общих условий - нетрудоспособности и состояния на иждивении, - но также и дополнительного условия - совместного проживания с умершими не менее года до его смерти (п. 2 ст. 1148 ГК РФ). Условием наследования здесь является не только состояние на иждивении наследодателя не менее года, но и совместное проживание с ним в течение этого же периода. Гипотеза данной нормы предусматривает два условия: иждивение и совместное проживание; требование «не менее одного года до смерти» в равной степени относятся к каждому из них.

Нетрудоспособные иждивенцы, которые не входят в круг наследников, перечисленных в ст. ст. 1142 - 1145 ГК РФ, проживавшие совместно с наследодателем не менее года до его смерти, наследуют самостоятельно в восьмой очереди, если отсутствуют другие наследники по закону любой из семи очередей (п. 3 ст. 1148 ГК РФ). Как видно, указанные граждане призываются к наследованию при тех же условиях, что и другие иждивенцы второй группы. Однако специфика наследования этими лицами состоит в том, что они наследуют при отсутствии других законных наследников самостоятельно, т.е. не делят наследство с другими наследниками ввиду их отсутствия.

Установление различных условий призвания нетрудоспособных иждивенцев к наследованию в зависимости от того, относятся ли они к наследникам, указанным в ст. ст. 1142 - 1145 ГК РФ, а именно введение дополнительного условия наследования для тех, кто не указан в этих статьях (совместное проживание с умершим не менее года до его смерти), трудно объяснить и признать обоснованным. Практически этим, как уже отмечалось, вводится ограничение круга потенциальных наследников по закону по основанию нетрудоспособности, против которого могут быть выдвинуты следующие возражения.

Нетрудоспособный иждивенец, не входящий в круг наследников, указанных в ст. ст. 1142 - 1145 ГК, и не проживавший совместно с наследодателем до его смерти, не будет наследовать ни как наследник - нетрудоспособный иждивенец, ни как необходимый наследник, имеющий право на обязательную долю (п. 1 ст. 1149 ГК РФ). В связи с этим встает вопрос: насколько справедлив, оправдан и соответствует воле наследодателя, если бы он хотел и мог ее выразить, отказ в праве наследования нетрудоспособному иждивенцу на том основании, что он не входит ни в одну из очередей наследников по закону и не проживал совместно с умершим до его смерти? Не менее законный вопрос - обоснованно ли с нравственных позиций предпочтение, отдаваемое законом при указанных обстоятельствах весьма отдаленному родственнику умершего, например пятой степени родства, который и ведать не ведал о существовании наследодателя, но будет призван к наследованию, и отказ в праве наследования нетрудоспособному, хотя и не проживавшему совместно с умершим, но состоявшему на его иждивении и в связи со смертью «кормильца» лишившемуся средств к существованию?

При обсуждении обоснованности и целесообразности требования о совместном проживании с умершим как необходимом условии наследования (п. п. 2, 3 ст. 1148 ГК РФ) следует иметь в виду и то, что непроживание совместно с наследодателем нередко может объясняться неблагополучными жилищными условиями умершего, не позволявшими предоставить иждивенцу крышу над головой (нельзя забывать, что миллионы людей в России продолжают проживать в стесненных условиях и стоят на очереди как нуждающиеся в улучшении жилищных условий). Поэтому трудно обосновать установление дополнительного требования о совместном проживании иждивенца с наследодателем. В связи с этим, на наш взгляд, представляется желательным исключить это условие из п. 2 ст. 1148 ГК РФ.

Наследование по закону на основании нетрудоспособности и иждивенства обусловлено установлением юридических фактов, с которыми закон связывает право наследования. Если между наследниками и иждивенцами не возникает споров о наследовании последними, проблема доказывания может и не возникать. Но даже при их отсутствии, если будет необходимо получить свидетельство о праве на наследство (ст. 1162 ГК РФ), потребуется представить нотариусу доказательства в подтверждение права наследования, т.е. каждого элемента юридического состава как основания права наследования.

В первую очередь, возникают проблемы с определением нетрудоспособности лица. Единого легального определения круга нетрудоспособных, используемого во всех случаях, когда с фактом нетрудоспособности связываются правовые последствия, нет. В различных законах с оговоркой «для целей» соответствующего закона приводимые перечни нетрудоспособных лиц не совпадают.

Раздел V ГК РФ «Наследственное право» не содержит специального перечня нетрудоспособных лиц. Судебная практика к нетрудоспособным относит лиц, достигших пенсионного возраста на момент смерти наследодателя, и инвалидов I, II, III группы, независимо от возраста[102].

 Имеются все основания относить этих лиц к нетрудоспособным, поскольку при наследовании иждивенцами по закону ситуация - смерть кормильца - аналогична той, которая предусмотрена ст. 1088 ГК РФ, п. п. 1,  2 ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»[103]. Для признания лица нетрудоспособным по возрасту или по инвалидности не имеет значения факт продолжения трудовой деятельности данным лицом, но может возникнуть вопрос о состоянии на иждивении умершего.

Согласно ст. 1148 ГК РФ нетрудоспособность определяется на день открытия наследства. Отсюда следует, что ст. 1148 ГК РФ не исключает такого положения, когда лицо, будучи трудоспособным, находилось на иждивении умершего; решающее значение имеет нетрудоспособность «ко дню открытия наследства». Это не должно вызывать недоумения, принимая во внимание, что если лицо, не являясь нетрудоспособным, находилось на иждивении, то тем более, став нетрудоспособным ко дню открытия наследства, должно иметь право наследования.

В действующем законодательстве понятие иждивения определено в Законе «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 9 названного Закона состоявшими на иждивении наследодателя должны признаваться лица, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (определение иждивения в ст. 9 дано применительно к условиям назначения трудовой пенсии по случаю потери кормильца и, как представляется, с полным основанием должно быть использовано и при определении права наследования нетрудоспособного иждивенца). При отсутствии соответствующих документов этот факт может быть установлен в судебном порядке (п. 2 ст. 264 ГПК РФ[104]) при помощи, в частности, свидетельских показаний. Состояние на иждивении наследодателя является юридически значимым, если оно имело место в течение не менее года до его смерти. «До его смерти» следует понимать в смысле «непосредственно перед смертью», т.е. состояние на иждивении должно продолжаться непрерывно в течение года до дня смерти наследодателя.

Нельзя забывать, что иждивение - необходимое условие наследования наряду с нетрудоспособностью во всех случаях, указанных в ст. 1148 ГК РФ. Признание неисполнения наследодателем при жизни своих обязанностей по предоставлению средств на содержание нетрудоспособного лица основанием отказа в праве наследования означало бы тем самым, что неисполнение обязанностей как бы получает одобрение законодателя. Думается, что неправильно и несправедливо было бы ссылаться в обоснование отказа на то, что при жизни наследодателя нетрудоспособный, не получая материальной помощи от него, сам находил средства к существованию.

Такое «обоснование» в особенности неуместно, если неисполнение наследодателем обязанности по содержанию обрекало нетрудоспособного на жалкое существование. Но дело не только в этом. Отсутствие в законе требования нуждаемости в средствах наряду с нетрудоспособностью и состоянием на иждивении наследодателя основано на разумном предположении, что нетрудоспособность и состояние на иждивении сами по себе, как правило, свидетельствуют о нуждаемости. Однако получение небольшой пенсии или случайных незначительных доходов не основание для отрицания факта иждивения, если помощь наследодателя была постоянным и основным источником средств к существованию. Нет также оснований исключать нетрудоспособного из числа наследников в связи с получением, например, крупного выигрыша по лотерее после открытия наследства. Вместе с тем нельзя рассматривать в качестве предоставления иждивения как одного из условий наследования нетрудоспособным систематическое получение платежей от наследодателя в порядке возмещения причиненного им вреда[105].

Мнение, что содержание кого-либо во исполнение обязанности по договору - договору ренты (глава 33 ГК РФ[106]) или брачному договору (глава 8 СК РФ) - даже при условии, что лицо является нетрудоспособным, не может служить основанием наследования после другой стороны, нуждается в уточнении. Следует согласиться с этим мнением в части, относящейся к содержанию на основании рентного договора. Однако получение супругом содержания в соответствии с брачным договором едва ли справедливо во всех случаях не признавать состоянием на иждивении в целях наследования по ст. 1148 ГК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 42 СК РФ супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию. Трудно найти возражения против признания одного из супругов состоящим на иждивении другого, если средства на содержание хотя и предоставляются во исполнение брачного договора, но при наличии условий, предусмотренных в ст. ст. 89,  90 СК РФ. Само по себе включение в брачный договор обязанности по предоставлению содержания при наличии этих условий, как представляется, не должно влиять на определение природы отношений по содержанию. Это есть отношения иждивенства, и поэтому при наличии других условий, указанных в ст. 1148 ГК РФ, нетрудоспособное лицо - наследник по закону.

Совместное проживание в течение не менее одного года не подпадает под понятие временного проживания, ограниченного максимальным шестимесячным сроком (ст. 680 ГК РФ), а соединенное с совместным ведением общего домашнего хозяйства является достаточным основанием для признания нетрудоспособного иждивенца членом семьи наследодателя, хотя последнее для наследования нетрудоспособным не имеет юридического значения. Совместное проживание не менее одного года ближе к понятию постоянного проживания, о котором говорится в п. 2 ст. 672 ГК РФ, однако условия признания лица постоянно проживающим с наследодателем также не должны учитываться при установлении факта совместного проживания с наследодателем. Достаточно установления фактического проживания с последним в одной квартире, в одном доме или ином жилом помещении.

Таким образом, нам удалось выяснить, что для призвания к наследованию по закону лица, которое не относится ни к одной из семи очередей наследников по закону, необходимо установление не только фактов нетрудоспособности и состояния на иждивении умершего, но и факта совместного проживания с ним не менее одного года до открытия наследства. При этом закон не требует также совместного ведения общего хозяйства, предполагающего наличие общего бюджета, взаимную заботу, хотя находясь на иждивении наследодателя и проживая совместно с ним, можно презюмировать и совместное ведение общего домашнего хозяйства. Однако законом подобное требование не установлено. Проживание нетрудоспособного иждивенца совместно с наследодателем не менее года  имеет значение для наследования также независимо от приобретения им права пользования жилым помещением в соответствии с действующим законодательством. Отсутствие такого права не является препятствием для признания лица законным наследником на основании его статуса нетрудоспособного иждивенца, совместно проживавшего с наследодателем не менее одного года до открытия наследства.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исходя из проблемных аспектов, рассмотренных в дипломной работе, нами были сделаны следующие выводы:

1) Новый гражданский кодекс в части о наследовании, принес множество положительных изменений - существенно расширил круг наследников по закону, включив в него не только родственников вплоть до пятой степени родства, но и пасынков и падчериц, отчима и мачеху. Кроме того, наследуют по закону, как и прежде, переживший супруг, усыновители и усыновленные, нетрудоспособные иждивенцы наследодателя.

По нашему мнению, в установлении восьми очередей наследников по закону, а также провозглашении завещательной свободы нашло выражение стремление законодателя свести к минимуму случаи перехода имущества как выморочного в порядке наследования в собственность Российской Федерации, то есть, наследование теперь осуществляется в целях наиболее полного выражения воли собственника-наследодателя.

Систематизировано законодательство о наследовании, расширен круг наследников по закону настолько, что переход имущества к государству возможен лишь в самых редких случаях. Кроме того, уменьшена доля, которую получают обязательные наследники. Данное обстоятельство также свидетельствует о расширении прав наследодателя. Эта норма защищает собственника-наследодателя: это его имущество, и он вправе им прямо распорядиться на случай своей смерти. Также действующим гражданским кодексом существенно расширен перечень случаев, для которых может предназначаться другой наследник. Ограничено использование наследства в целях социального обеспечения вопреки воле наследодателя.

2) По нашему мнению, в настоящее время существует ряд спорных вопросов и коллизий в институте наследования усыновленных и усыновителей. В частности, это проблемные вопросы, связанные с последствиями сохранения усыновленным правовых отношений с одним из своих родителей. Нами был сделан вывод о необходимости расширительного толкования нормы о последствиях сохранения отношений с усыновленным по просьбе одного из родителей в пользу распространения этих отношений на всех родственников со стороны родителя, как и в случае, когда просьба о сохранении отношений с усыновленным исходит от его бабушки или дедушки со стороны умершего родителя.

Еще одной серьезной проблемой института наследования усыновленных и усыновителей является то, что наследственное законодательство не предусматривает последствий отмены усыновления. Нами предлагается следующий вариант решения данной проблемы: в случае отмены усыновления после совершеннолетия усыновленного, в качестве общего правила в законе должно быть закреплено условие об автоматическом восстановлении отношений усыновленного со своими родителями и другими родственниками по происхождению.

Законом также не урегулирован вопрос о влиянии на наследственные права усыновленного решения об отмене усыновления, которое вступило в законную силу после открытия наследства. По нашему мнению, Поскольку правовой статус субъектов наследственных правоотношений определяется на момент открытия наследства и именно на этот момент наследник должен обладать необходимыми качествами - находиться в живых или быть зачатым (п. 1 ст. 1116 ГК РФ), есть все основания считать, что усыновленный, в отношении которого к моменту открытия наследства не вступило в законную силу решение суда об отмене усыновления, должен иметь право осуществить эти права как приобретенные в период обладания правовым статусом, дававшим ему право на наследование после усыновителя или кого-либо из его кровных родственников.

3) Серьезные проблемы были выявлены нами и при исследовании правового регулирования наследования по закону нетрудоспособнымииждивенцами.Признание иждивенцев наследниками по закону можно объяснить их нетрудоспособностью и получением средств к существованию от наследодателя, смерть которого лишает их получаемой от него материальной помощи. Признание их наследниками обоснованно, поскольку предполагается, что материальная помощь продолжалась бы, если бы не наступила смерть оказывавшего ее лица. Важно и то, что нетрудоспособные иждивенцы нередко связаны с наследодателем отношениями родства или свойства, но не относятся к той очереди наследников, которая призывается к наследованию по закону. Проанализировав новеллы ГК РФ по рассматриваемому вопросу, мы выяснили, что законодатель, дополнив существовавшие ранее условия призвания иждивенцев к наследованию новыми условиями, тем самым ограничил круг этих лиц как потенциальных наследников по закону.  Наследование по закону на основании нетрудоспособности и иждивенства обусловлено установлением юридических фактов, с которыми закон связывает право наследования: нетрудоспособные иждивенцы, входящие в круг наследников любой из семи очередей, призываются к наследованию в соответствии со ст. 1149 ГК РФ, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении, другие нетрудоспособные иждивенцы наследуют, если не менее года до смерти наследодателя не только находились на его иждивении, но и проживали совместно с ним. Мы полагаем, что при обсуждении обоснованности и целесообразности требования о совместном проживании с умершим как необходимом условии наследования (п. п. 2, 3 ст. 1148 ГК РФ) следует иметь в виду и то, что непроживание совместно с наследодателем нередко может объясняться неблагополучными жилищными условиями умершего, не позволявшими предоставить иждивенцу крышу над головой (нельзя забывать, что миллионы людей в России продолжают проживать в стесненных условиях и стоят на очереди как нуждающиеся в улучшении жилищных условий). Поэтому трудно обосновать установление дополнительного требования о совместном проживании иждивенца с наследодателем. В связи с этим, на наш взгляд, представляется желательным исключить это условие из п. 2 ст. 1148 ГК РФ.

4) Основной проблемой наследования выморочного имущества является отсутствие закона, определяющего порядок его наследования, учета и передачи в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. На основании изложенного думается, в законе, издание которого предусмотрено в ст. 1151 ГК РФ, было бы целесообразно четко определить, какие именно органы вправе и обязаны участвовать в наследственном правоотношении от имени Российской Федерации, в частности получать свидетельства о праве на наследство и выступать от ее имени в судебных делах о наследовании; должен быть урегулирован учет выморочного имущества, решены вопросы его приобретения, до настоящего же времени отсутствие должного законодательного урегулирования поставленных вопросов вызывает реальные практические проблемы.

Общий вывод, который можно сделать в результате исследования наследования по закону как гражданско-правового института, состоит в следующем: вопросы наследования урегулированы в новом ГК гораздо подробнее, чем в старом, многие проблемы, которые неоднозначно решались на практике, решены, поэтому можно констатировать, что теперь наследование по закону стало поистине «гражданско-правовым» институтом, гарантирующим гражданам реализацию их прав, связанных с наследственным правопреемством, тем более что наследование по закону является тем общим порядком наследственного правопреемства, осуществление которого обусловлено не завещательной волей наследодателя, но исключительно правилами, закрепленными в нормах наследственного права. Изученные нами в рамках данной дипломной работы тенденций развития современного гражданского законодательства говорят о большей «демократизации» института наследовании по закону как важнейшего гражданско-правового института. 


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:

I. Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации (Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.). // Российская газета. 1993. 25 декабря.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 26 января 2007 г.). // Собрание законодательства РФ. 1996. N 5. Ст. 410.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть третья) от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 3 ноября 2006 г.). // Российская газета. 2001. 28 ноября.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24 ноября 2006 г.). // Собрание законодательства РФ. 2006. N 52 (1 ч.). Ст. 5496.
  5. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 5 декабря 2006 г.). // Российская газета. 2002. 20 ноября.
  6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 16.
  7. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 14.
  8. Федеральный закон от 26 мая 1996 г. №54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» (с посл. изм. и доп. от 22 августа 2004 г.). // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №22.  Ст. 2591.
  9. Федеральный закон от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (с изм. и доп. от 11 ноября 2003 г.). // Российская газета. 2001. 28 ноября.
  10. Федеральный закон от 9 июля 1993 г. N 5351-I «Об авторском праве и смежных правах» (с посл. изм. и доп. от 20 июля 2004 г.). // Российская газета. 1993. 3 августа.
  11. Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (с посл. изм. и доп. от 3 июня 2006 г.). // Парламентская газета. 2001. 20 декабря.
  12. Федеральный закон от 30 декабря 2004 N 213-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского Кодекса Российской Федерации». // Парламентская газета. 2005. N 1-2.
  13. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. №4462-1 (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Российская газета. 1993. 13 марта.
  14. Закон г. Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 «Об организации и деятельности нотариата в городе Москве». // Российская газета. 2006. 21 мая.
  15. Постановление Правительства РФ от 29 мая 2003 г. N 311 «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства» (с посл. изм. и доп. от 24 марта 2006 г.). // Собрание законодательства РФ. 2003. N 22. Ст. 2171.
  16. Постановление Правительства РФ от 31 августа 2000 г. N 648 «Вопросы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в федеральной собственности» (с посл. изм. и доп. от 31 октября 2002 г.). // Российская газета. 2000. 13 сентября.
  17. Постановление Правительства РФ от 19 апреля 2002 г. N 260 «О реализации арестованного имущества, реализации, переработке (утилизации), уничтожении конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства» (с посл. изм. и доп. от 20 декабря 2006 г.). // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 17. Ст. 1677.
  18. Приказ Минюста РФ от 15 марта 2000 г. N 91 «Об утверждении методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации». // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. №4.
  19. Федеральный закон от 14.05.2001 N 51-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР». // Парламентская газета. 2001. N 88. (Утратил силу).

II. Судебная практика

  1. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005 г. №2.
  2. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по гражданским делам за второе полугодие 2004 г. // Бюллетень Верховного Суда Республики Мордовия. 2005. N 1 (8).
  3. Постановление президиума Ярославского областного суда от 17 июля 2002 г. N 44-г-213 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 9.
  4. Постановление президиума Ярославского областного суда от 12 января 2005 г. N 44-г-3 // Бюллетень Верховного Суда. 2006. N 2.
  5. Определение президиума Ярославского областного суда от 20 мая 2004 г. N 44-г-88 // Бюллетень Верховного Суда. 2004. N 7.
  6. Определение президиума Ярославского областного суда от 29 октября 2003 г. N 44-г-167 // Бюллетень Верховного Суда. 2003. N 12.

 III. Литература

  1. Антимонов В.С. Наследственное право в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. // Советское государство и право. 1962. N 5.
  2. Блинков О.Е. Наследственно-правовая политика и наследственный закон России (краткий исторический очерк). // Наследственное право. 2006. N 1.
  3. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995.
  4. Виноградова Р.И., Дмитриева Г.К., Репин В.С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей. / Под ред. В.П. Мозолина. М., 2002.
  5. Гвоздева И.Н. Вопросы наследования. // Бюллетень нотариальной практики. 2004. № 4.
  6. Гентарев А.В. Процедура принятия наследуемого имущества. // Сибирский юридический вестник. 2005. №4.
  7. Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967.
  8. Грудцына Л.Ю. Наследственное право РФ: Учеб. пособие. / Под общ. ред. С.М. Петрова. Ростов н/Д, 2005.
  9. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2002.
  10. Дружнев А.А. Наследование по праву предоставления усыновленными и их потомством. // Нотариус. 2003. N 6.
  11. Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право. Комментарий законодательства, практика его применения. М., 2000.
  12. Законодательство Петра I. М., 1997.
  13. Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. М., 2002.
  14. Источники советского гражданского права: Учебное пособие для ВУЗов. В 2-х  т.т. Том II. М., 1938.
  15. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Под. ред. Л.П. Ануфриевой. М., 2004.
  16. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М., 2004.
  17. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2006.
  18. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2005.
  19. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. М., 2004.
  20. Крылова З. Новеллы наследственного права в части третьей ГК РФ. // Российская юстиция. 2002. N 3.
  21. Крылова З.Г., Чепига Т.Д. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный). М., 2003.
  22. Кузнецова И.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М., 1996.
  23. Ляпунов С.Г. Наследование: Комментарий законодательства. Судебная практика. Образцы документов. Справочные материалы. М., 2003.
  24. Маковский А.Л. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2002.
  25. Макаров С.Ю. Принятие наследства: особенности правоприменительной практики. // Жилищное право. 2006. N 7.
  26. Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 2. М., 1997.
  27. Момотов В.В. Формирование русского средневекового права в IX - XIV вв.: Монография. М., 2003.
  28. Немков А.М. Очерки истории наследственного права. Воронеж, 1979.
  29. Новицкая Т. Отмена наследования в первый год Советской власти. // Советская юстиция. 1989. N 5.
  30. Новицкий И.Б. Римское право. М., 1997.
  31. Оленин А. Наследственное право. // Финансовая газета. Региональный выпуск.  2003. №41.
  32. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. М., 2003.
  33. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2003.
  34. Постатейный научно-практический комментарий части третьей Гражданского Кодекса РФ / Под ред. А.М. Эрделевского. М., 2001.
  35. Путилина Е.С. Проблемы наследования выморочного имущества. // Нотариус. 2006. №3.
  36. Розина С. Обзор судебной практики. «Судебное рассмотрение жалоб на отказ нотариуса в совершении нотариальных действий (по материалам обобщения судебной и нотариальной практики Московской области». М., 2002.
  37. Римское частное право: Учебник. / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1997.
  38. Российское законодательство X - XX веков. Том 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984.
  39. Российское законодательство X - XX веков. Том 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985.
  40. Российское законодательство X - XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов. М., 1985.
  41. Рузакова О. Наследники как субъекты авторско-правовых  отношений // Интеллектуальная собственность. 2002. № 1.
  42. Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2002.
  43. Суханов Е.А. О третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации. // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.
  44. Телюкина М.В. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2002. №8-10.
  45. Телюкина М.В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2002.
  46. Хаскельберг Б. Наследование по закону нетрудоспособными иждивенцами. // Российская юстиция. 2003. N 7.
  47. Хрестоматия по истории отечественного государства и права (X век - 1917 год). / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2000.
  48. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2001.
  49. Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы правового регулирования наследования усыновленных. // Журнал российского права. 2006. N 1.
  50. Юшков С.В. Русская Правда. Происхождение, источники, ее значение. / Под ред. О.И. Чистякова. М., 2002.

---

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Российская газета. 2001. 28 ноября.

[2] Конституция Российской Федерации (Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.). // Российская газета. 1993. 25 декабря.

[3] Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Российская газета. 2001. 28 ноября.

[4] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2004. С.7.

[5] Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Российская газета. 2001. 28 ноября.

[6] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2003. С.298.

[7] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995. С.460.

[8] См.: Новицкий И.Б. Римское право. М., 1997. С.224.

[9] См.: Римское частное право: Учебник. / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1997. С.221.

[10] См.: Грудцына Л.Ю. Наследственное право РФ: Учеб. пособие. / Под общ. ред. С.М. Петрова. Ростов н/Д, 2005. С.52.

[11] См.: Римское частное право: Учебник. / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1997. С.223.

[12] См. напр. Рождественский Н. Историческое изложение русского законодательства о наследстве. СПб., 1839; Неволин К.А. История российских гражданских законов. Ч. III. О наследстве. // Полн. собр. соч. СПб., 1858. Т. 5; Никольский В. О началах наследования по древнему русскому праву. М., 1859; Немков А.М. Очерки истории наследственного права. Воронеж, 1979; Момотов В.В. Формирование русского средневекового права в IX - XIV вв.: Монография. М., 2003.

[13] См.: Блинков О.Е. Наследственно-правовая политика и наследственный закон России (краткий исторический очерк). // Наследственное право. 2006. N 1. С.23.

[14] См.: Хрестоматия по истории отечественного государства и права (X век - 1917 год). / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2000. С. 4-6.

[15] См.: Юшков С.В. Русская Правда. Происхождение, источники, ее значение. / Под ред. О.И. Чистякова. М., 2002. С. 15.

[16] См.: Момотов В.В. Формирование русского средневекового права в IX - XIV вв.: Монография. М., 2003. С. 201.

[17] См.: Российское законодательство X - XX веков. Том 1. Законодательство Древней Руси. М., 1984. С. 70.

[18] См.: Блинков О.Е. Указ. соч. С.23-24.

[19] См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2001. С. 470.

[20] См.: Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. М., 2002. С. 146-150.

[21] См.: Российское законодательство X - XX веков. Том 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985. С. 61, 118.

[22] Российское законодательство X - XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов. М., 1985. С. 179.

[23] См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. М., 2003. С. 280.

[24] См.: Российское законодательство X - XX веков. Т. 3. Акты Земских соборов. М., 1985. С. 150.

[25] См.: Законодательство Петра I. М., 1997. С. 691.

[26] См.: Исаев И.А. Указ. соч. С. 310.

[27] См.: Блинков О.Е. Наследственно-правовая политика и наследственный закон России (краткий исторический очерк). // Наследственное право. 2006. N 1. С.25-26.

[28] См.: Новицкая Т. Отмена наследования в первый год Советской власти. // Советская юстиция. 1989. N 5.

[29] См.: Источники советского гражданского права: Учебное пособие для ВУЗов. В 2-х  т.т. Том II. М., 1938. С.335-349.

[30] См.: Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967. С.264-266.

[31] См.: Антимонов В.С. Наследственное право в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. // Советское государство и право. 1962. N 5. С. 81.

[32] Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) (с посл. изм. и доп. от 26 ноября 2001 г.). // Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.

[33] Суханов Е.А. О третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации. // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С.19.

[34] См.: Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право. Комментарий законодательства, практика его применения. М., 2000. С. 5.

[35] Федеральный закон от 14.05.2001 N 51-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР». // Парламентская газета. 2001. N 88. (Утратил силу).

[36]   Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) часть третья от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Российская газета. 2001. 28 ноября.

[37] Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.). // Российская газета. 1993. 25 декабря.

[38] См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М., 2005. С.19

[39] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. №4462-1 (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Российская газета. 1993. 13 марта.

[40] Закон г. Москвы от 19 апреля 2006 г. N 15 «Об организации и деятельности нотариата в городе Москве». // Российская газета. 2006. 21 мая.

[41] Федеральный закон от 26 мая 1996 г. №54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» (с посл. изм. и доп. от 22 августа 2004 г.). // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №22.  Ст. 2591.

[42] См.: Ляпунов С.Г. Наследование: Комментарий законодательства. Судебная практика. Образцы документов. Справочные материалы. М., 2003. С.67.

[43] См.: Гущин В.В., Дмитриев Ю.А. Указ. соч. С.135.

[44] См.: Рузакова О. Наследники как субъекты авторско-правовых  отношений // Интеллектуальная собственность. 2002. № 1. С. 2-8.

[45] Федеральный закон от 9 июля 1993 г. N 5351-I «Об авторском праве и смежных правах» (с посл. изм. и доп. от 20 июля 2004 г.). // Российская газета. 1993. 3 августа.

[46] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. N 230-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24 ноября 2006 г.). // Собрание законодательства РФ. 2006. N 52 (1 ч.). Ст. 5496.

[47] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 1. Ст. 16.

[48] См.: Крылова З. Новеллы наследственного права в части третьей ГК РФ. // Российская юстиция. 2002. N 3. С. 12.

[49] Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 188-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 14.

[50] Федеральный закон от 30 декабря 2004 N 213-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского Кодекса Российской Федерации». // Парламентская газета. 2005. N 1-2.

[51] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2004. С.26-28.

[52] См.: Грудцына Л.Ю. Наследственное право РФ: Учеб. пособие. / Под общ. ред. С.М. Петрова. Ростов н/Д: Феникс, 2005. С.227.

[53] См.: Постатейный научно-практический комментарий части третьей Гражданского Кодекса РФ / Под ред. А.М. Эрделевского. М., 2001. С.17-18.

[54] См.: Телюкина М.В. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2002. №8-10.

[55] См.: Грудцына Л.Ю. Указ. соч. С.229.

[56] См.: Гвоздева И.Н. Вопросы наследования. // Бюллетень нотариальной практики. 2004. № 4. С.1-2.

[57] Федеральный закон от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (с изм. и доп. от 11 ноября 2003 г.). // Российская газета. 2001. 28 ноября.

[58] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2004. С.60-61.

[59] См.: Грудцына Л.Ю. Указ. соч. С.229-232.

[60] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части третьей (постатейный) / Под. ред. Л.П. Ануфриевой. М., 2004. С.45-46.

[61] См.: Грудцына Л.Ю. Указ. соч. С.252.

[62] Гентарев А.В. Процедура принятия наследуемого имущества. // Сибирский юридический вестник. 2005. №4. С.34-36.

[63] См.: Макаров С.Ю. Принятие наследства: особенности правоприменительной практики. // Жилищное право. 2006. N 7. С.28-31.

[64] Приказ Минюста РФ от 15 марта 2000 г. N 91 «Об утверждении методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации». // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2000. №4.

[65] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-I (с посл. изм. и доп. от 29 декабря 2006 г.). // Российская газета. 1993. 13 марта.

[66] См.: Грудцына Л.Ю. Указ. соч. С.254-255.

[67] Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия по гражданским делам за второе полугодие 2004 г. // Бюллетень Верховного Суда Республики Мордовия. 2005. N 1 (8).

[68] Постановление президиума Ярославского областного суда от 17 июля 2002 г. N 44-г-213 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N9.

[69] Определение президиума Ярославского областного суда от 20 мая 2004 г. N 44-г-88 // Бюллетень Верховного Суда. 2004. N7.

[70] Определение президиума Ярославского областного суда от 29 октября 2003 г. N 44-г-167 // Бюллетень Верховного Суда. 2003. N12.

[71] Постановление президиума Ярославского областного суда от 12 января 2005 г. N 44-г-3 // Бюллетень Верховного Суда. 2006. N2.

[72] См.: Макаров С.Ю. Указ. соч. С.33-36.

[73] См.: Макаров С.Ю. Указ. соч. С.37.

[74] См.: Макаров С.Ю. Указ. соч. С.37.

[75] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005 г. №2.

[76] См.: Оленин А. Наследственное право. // Финансовая газета. Региональный выпуск.  2003. №41. С. 4.

[77] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2004. С.105.

[78] См.: Гордон М.О. Наследование по закону и завещанию. М., 1967. С.76.

[79] См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 2. М., 1997. С. 447.

[80] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. М., 2004. С.96-97.

[81] См.: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2002. С.57.

[82] См.: Суханов Е.А. О третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации. // Вестник ВАС РФ. 2002. №3. С.114.

[83] Постановление Правительства РФ от 29 мая 2003 г. N 311 «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства» (с посл. изм. и доп. от 24 марта 2006 г.). // Собрание законодательства РФ. 2003. N 22. Ст. 2171.

[84] См.: Путилина Е.С. Проблемы наследования выморочного имущества. // Нотариус. 2006. №3. С.31-35.

[85] Федеральный закон от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (с изм. и доп. от 11 ноября 2003 г.). // Парламентская газета. 2001. 28 ноября.

[86] Постановление Правительства РФ от 29 мая 2003 г. N 311 «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства» (с посл. изм. и доп. от 24 марта 2006 г.). // Собрание законодательства РФ. 2003. N 22. Ст. 2171.

[87] Постановление Правительства РФ от 31 августа 2000 г. N 648 «Вопросы государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся в федеральной собственности» (с посл. изм. и доп. от 31 октября 2002 г.). // Российская газета. 2000. 13 сентября.

[88] Постановление Правительства РФ от 19 апреля 2002 г. N 260 «О реализации арестованного имущества, реализации, переработке (утилизации), уничтожении конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства» (с посл. изм. и доп. от 20 декабря 2006 г.). // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 17. Ст. 1677.

[89] См.: Дружнев А.А. Наследование по праву предоставления усыновленными и их потомством. // Нотариус. 2003. N 6. С.37.

[90] См.: Кузнецова И.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М., 1996. С. 339.

[91] Маковский А.Л. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 176.

[92] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный). / Под ред. Л.П. Ануфриевой. М., 2004. С. 125.

[93] См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2002. С. 93.

[94] См.: Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы правового регулирования наследования усыновленных. // Журнал российского права. 2006. N 1. С.28.

[95] См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2006. С. 259 – 260.

[96] См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Указ. соч. С. 93; Маковский А.Л. Указ. соч. С. 176.

[97] См.: Виноградова Р.И., Дмитриева Г.К., Репин В.С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей. / Под ред. В.П. Мозолина. М., 2002. С. 87; Телюкина М.В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 2002. С. 97; Крылова З.Г., Чепига Т.Д. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный). М., 2003. С. 126.

[98] Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч. 3. Л., 1965. С. 300.

[99] См.: Маковский А.Л. Указ. соч. С.178; Крылова З.Г., Чепига Т.Д. Указ. соч. С.127.

[100] См.: Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы правового регулирования наследования усыновленных. // Журнал российского права. 2006. N 1. С.29-33.

[101] См.: Хаскельберг Б. Наследование по закону нетрудоспособными иждивенцами. // Российская юстиция. 2003. N 7. С.23-26.

[102] См.: Розина С. Обзор судебной практики. «Судебное рассмотрение жалоб на отказ нотариуса в совершении нотариальных действий (по материалам обобщения судебной и нотариальной практики Московской области». М., 2002. С.5.

[103] Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (с посл. изм. и доп. от 3 июня 2006 г.). // Парламентская газета. 2001. 20 декабря.

[104] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 5 декабря 2006 г.). // Российская газета. 2002. 20 ноября.

[105] См.: Хаскельберг Б. Указ. соч. С.27.

[106] Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (с посл. изм. и доп. от 26 января 2007 г.). // Собрание законодательства РФ. 1996. N 5. Ст. 410.

Контакты

Заказать работу Вы можете по телефону или оформив форму заказа:

Телефон в Москве: +7 916 902 17 59

Skype: refermaker

E-mail: refermaker@ya.ru


Заказать диплом по праву

Предметы

Адвокатура

Административное право

Арбитражный процесс

Гражданское право

Гражданский процесс

Земельное право

История государства и права

Конституционное право

Криминалистика

Криминология

Международное публичное право

Международное частное право

Налоговое право

Право Европейского Союза

Предпринимательское право

Прокурорский надзор

Семейное право

Теория государства и права

Трудовое право

Уголовное право

Уголовный процесс

Финансовое право

Юридическое психология