Повышаем процент оригинальности дипломных и курсовых работ методом ручного рерайта (переписыванием своими словами «проблемных» частей работы). Итоговая уникальность составляет 70-85%. Подробнее об услуге

Демократия и законность

Материал для реферата, контрольной работы, шпаргалки

Законы и их соблюдение - древнейший и наиболее цивилизованный способ управления людьми. Сегодня он общепринят во всех развитых демократических странах, в мировом сообществе. Ничего лучшего, более разумного и рационального человечество пока не придумало. Не будь законов, любое общество погрузилось бы во мрак невежества. Законов не было лишь на самых ранних, незрелых стадиях развития истории, когда господствовали простейшие, подчас примитивные формы общежития.

Еще римские юристы провозгласили широко известные и поныне постулаты: "Государством должен править закон", "Закон превыше всего", "Закон выше любой должности", "Закон - единственный бог, которому все должны поклоняться", "Пусть рухнет мир, но восторжествует закон", "Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными", "Закон должен властвовать над всеми", "Кто живет по закону, тот никому не вредит", "Закон суров, но это закон".

Все эти изречения полны глубокого смысла, опыта, мудрости. Сократ говорил: "Что законно, то и справедливо". В законе воплощен коллективный разум, потому он и авторитетен, ставится превыше всего, почитается. По крайней мере, так должно быть. Право издревле называли искусством добра, беспристрастности и объективности, а в законе видели некое высшее божественное установление. Заметим, что здесь речь пока не идет о несовершенных законах, которые заведомо могут быть; закон мыслится как собирательный, положительный образ, как идеал.[1]

Важнейшей чертой любого демократического правового государства является безусловный приоритет закона над всеми иными нормативно-правовыми актами, носящими подзаконный, т.е. подчиненный по отношению к закону, характер. Последние должны издаваться только на основе и в соответствии с законом, в его развитие, конкретизацию. Данное положение - непременное условие подлинной, а не декларируемой законности, элемент политико-правовой культуры общества. Никому не дано право стоять над законом, уходить из-под его воздействия.

Верховенство закона объясняется тем, что он является прямым выражением воли народа - единственного источника власти, имеет высшую юридическую силу, принимается в особом порядке и только законодательными (представительными) органами. Ни один монарх, царь, король, президент не вправе, как уже говорилось, издавать законы. Особое место среди законов занимает Конституция как Основной Закон государства. Строгое следование этому основополагающему акту составляет конституционную законность.

К сожалению, в современной российской практике очень часто президентские указы, правительственные постановления, региональные акты не только противоречат законам, но нередко подменяют их или сводят на нет. Из подзаконных они как бы превращаются в надзаконные, что неизбежно сказывается на состоянии законности в стране. То же самое касается ведомственного правотворчества.

Нарушение принципа верховенства закона, иерархии нормативных актов, игнорирование конституционных положений - одна из острых проблем, требующих безотлагательного решения. Без этого условия строительство правового государства в России может быть замедлено.

В специальной литературе неизменно подчеркивается многоаспектность понятия законности, которая "с функциональной точки зрения может быть охарактеризована как принцип построения и функционирования демократического правового государства, как определяемое им требование к деятельности всех властных структур, органов, организаций, учреждений, общественных объединений, их должностных лиц; как метод (средство) осуществления политической власти; как состояние (режим) общественной и государственной жизни и т.д."[2]. Безусловно, законность - это и непременный атрибут демократии, свободы личности, реальности прав человека.

Однако, несмотря на всю свою многогранность, законность имеет достаточно простое и краткое определение. Под законностью понимается строгое и неуклонное соблюдение всеми субъектами права существующих в стране законов и основанных на них подзаконных нормативных актов. Ключевым словом здесь выступает соблюдение. Именно в нем изначальный смысл и суть рассматриваемого явления в любой его интерпретации. Нет соблюдения - нет и законности.

Иначе говоря, речь идет о соответствии действий и поступков всех участников общественных отношений требованиям юридических норм. Чем выше степень этого соответствия, тем выше уровень законности, тем она прочнее и устойчивее. Отсюда законность - "это реализующееся право"[3]. Право, законы - естественная почва законности, ее питательные корни.

Такое понимание законности было преобладающим в советское время, как, впрочем, и раньше. Остается оно в принципе в силе (с различными вариациями) и сейчас, поскольку, повторяем, там, где нет соблюдения законов, там нет и быть не может законности как таковой, ибо в этом случае она утрачивает одно из коренных, главных своих свойств.

И тем не менее подобное понимание данного явления представляется формальным и в конечном счете ущербным. Или по крайней мере некорректным, так как в нем отсутствует качественный критерий. По существу, предлагается формула: соблюдай и исполняй, не раздумывая. А это неприемлемо для свободного демократического общества. Поэтому современная юридическая мысль ищет более адекватное определение законности. Речь должна идти не только о соответствии действий субъектов законам, но и соответствии самих законов объективным потребностям развития общества, гуманистическим принципам.

Как справедливо отмечается в литературе (Н.В. Витруком и другими), главный недостаток определения законности только через соблюдение законов состоит в том, что оно (определение) не затрагивает вопроса о характере самих законов. Между тем законы бывают разные - демократические, справедливые, гуманные или, как принято теперь говорить, правовые, т.е. соответствующие высшим идеалам права; и законы антидемократические, неправовые, идущие вразрез с интересами народа, противоречащие подлинному праву (например, репрессивные, тоталитарные, дискриминационные, фашистские и т.д.). Получается, что соблюдение и этих законов есть законность. С этим согласиться нельзя.

Кроме того, понятие законности должно распространяться не только на область действия законов, но и на сферу их создания, т.е. законотворчество, а шире - все правотворчество, ибо эти процессы также подвержены оценке с позиций идей нравственности и законности. Не должны издаваться законы, ущемляющие права человека и гражданина, не соответствующие принципам международных гуманитарных стандартов.

Законы призвана уважать прежде всего сама власть. В противном случае законность окажется неполной, усеченной, а власть - неправовой. Уже отмечалось, что нет ничего опаснее, чем узаконенное беззаконие. В советское время о негодной практике "насаждения беззакония законодательным путем"[4] писал М.С. Строгович.

Таким образом, для раскрытия действительной сущности законности недостаточно лишь одного указания на необходимость соблюдения законов, хотя это и является одним из ее главных компонентов; есть и другие немаловажные составляющие. Иными словами, узкое понимание данного явления уже не соответствует современным представлениям о том, какой должна быть законность. Требуется новое ее "прочтение", более глубокое осмысление.

Трудность, однако, состоит в том, что не так-то просто ввести указанные выше качественные критерии в краткую дефиницию законности. Ведь если под законностью понимать соблюдение не любых, а только "правовых" законов, то сразу встает вопрос: а кто и как должен определять - правовой закон или неправовой, хороший или плохой. Если сами исполнители - законности и правопорядка не получится; если законодатель - долгий путь; если наука - тем более. В результате на практике могут возникать ситуации, когда субъект будет действовать по принципу "нравится закон - исполняю, не нравится - не исполняю".

Конечно, как раньше, так и теперь были, есть и, по-видимому, будут отдельные акты, не соответствующие или не вполне соответствующие интересам общества, государства. В этом случае, как заметил В.В. Лазарев, "строгое соблюдение" на деле означает "строгое нарушение", т.е. приводит к отрицательным социальным последствиям. Как быть? Приходится следовать аксиоме: закон надо уважать, даже если он не идеальный. Ведь несовершенных законов много и это не может служить оправданием для их нарушения. Если исключить из законности "соблюдение", то от нее ничего не останется, кроме высоких слов.[5]

В научной литературе дискутируют о том, как понимать законодательство - только как совокупность законов или же и всех иных нормативных актов. Ясно, что это имеет прямое отношение к законности. Мы разделяем точку зрения, согласно которой законодательство следует трактовать в широком смысле. В противном случае трудно было бы обеспечить режим законности в обществе. Понятие законности должно охватывать собой соблюдение всех юридических норм, а не какой-то их части. "Выборочный" метод здесь не годится. Иначе содержание законности было бы неоправданно сужено.

В свете всего сказанного можно заключить, что пока идут споры, обсуждения, пока вырабатываются новые подходы к пониманию рассматриваемой категории, отражающей современные реалии, можно придерживаться сложившегося в науке традиционного определения законности как точного и последовательного соблюдения всеми органами, организациями, учреждениями, должностными лицами и гражданами действующих в стране законов и основанных на них подзаконных актов.

Любая дефиниция, будучи относительной, фиксирует не все, а лишь наиболее существенные признаки определяемого явления. Полностью, детально оно может быть раскрыто только путем подробного описания и анализа. А соблюдение законов, независимо от меняющихся условий, есть главное и основное в содержании законности. Выходит, без соблюдения нет законности, но и одно только соблюдение не дает полного представления о законности как сложном социальном явлении.

Совершенствование понятия законности необходимо, но оно, на наш взгляд, не должно идти настолько далеко, чтобы отказаться от формулы соблюдения как порочной и непригодной, ибо в этом случае из содержания законности выпадет одна из главных ее составляющих. Вряд ли правильно "вместе с водой выплескивать и ребенка". Тем более что в нынешних российских условиях речь идет о соблюдении в целом вполне демократических (правовых) законов, исходящих от демократически избираемой власти.

Интерпретация законности как идеи, как требования или как воплощения права в законах (а такие предложения вносятся) представляется слишком общей и расплывчатой для дефиниции. Можно сколько угодно требовать соблюдения законов, а законности не будет, что, собственно, и происходит сегодня в России. Эффект дает не требование как таковое, а реальное соблюдение законов. Именно это создает нужный режим и стабильность в обществе.

Не может привести к желаемому результату и абстрактная, никак не оформленная идея законности, поскольку подобные идеи чаще всего означают лишь благие пожелания, своего рода "виртуальную" реальность. Идея хорошая, а результат - нулевой.

Поэтому поиск приемлемого, более четкого и вместе с тем достаточно полного (адекватного) определения законности должен быть продолжен, как и осмысление проблемы в целом. Разумеется, коллективными усилиями. Перед нами сложный политико-правовой феномен, затрагивающий интересы всех и каждого в отдельности и требующий вдумчивого анализа.

В чем же конкретно заключается объективная необходимость законности и правопорядка в современных российских условиях? В том, что без них невозможно решить стоящие перед обществом задачи, а именно:

  1. успешное проведение курса экономических реформ, становление рыночных отношений, развитие производства;
  2. построение гражданского общества и правового государства;
  3. эффективное функционирование институтов демократии, политической системы;
  4. реализация прав и свобод человека, упрочение их гарантий;
  5. четкая работа государственного аппарата, всех его звеньев, органов, структур, должностных лиц;
  6. борьба с преступностью, коррупцией, правовым беспределом, терроризмом;
  7. обеспечение правотворческого, правоприменительного, а в более широком плане - управленческого процесса;
  8. формирование политико-правовой культуры и повышения правосознания личности и всего общества.

Для претворения в жизнь всех этих и других задач требуются организованность, порядок, дисциплина. Понятно, что они касаются не только рядовых членов общества, но и властных структур, правящих элит, власти в целом. Стабильная правовая ситуация выступает важнейшей предпосылкой всякой иной - экономической, социальной, политической, морально-психологической. России, как никогда, нужны законность и порядок.

По словам Лукашиной Е.А. «связь между демократией и законностью неоднозначна; содержание и характер этой связи определяются тем конкретным аспектом, в котором рассматривается их соотношение:

Во-первых, это может быть связь средства (причины) и цели (следствия): через соблюдение законности обеспечивается, достигается проведение воли большинства, полновластие трудящихся.

Во-вторых, это может быть связь содержания (власть народа) и формы его воплощения (законность).

В-третьих, это может быть связь явления (демократии) и его свойства (законность).

Но в любом случае важно подчеркнуть то, что эта связь имманентна, внутренне необходима, закономерна в условиях социализма: демократия и законность неотрывны одна от другой. Всякое серьезное нарушение демократии выливается в нарушение законности, а всякое нарушение социалистической законности есть акция не демократичная по существу[6].

Конституционная законность - есть реально действующая система конституционализма, обеспечивающая полное действие правовой Конституции. Конституция государства занимает особое место в системе законов. Она является основным (высшим) законом государства и обладает верховенством на всей его территории. Конституционная законность означает следующее.

1. Правовой характер самой Конституции как Основного Закона государства.

Иными словами, Конституция своим содержанием (при всем его возможном разнообразии) должна выражать принципы демократии, свободы и справедливости, закреплять права и свободы человека и гражданина, прежде всего отраженные в международных стандартах и нормах, воплощать принципы (требования) правового государства.

Правовое государство есть организация и функционирование публичной (политической) власти, в том числе в ее взаимоотношениях с индивидами, на основе Конституции и законов в соответствии с требованиями права, существенным из которых есть признание и гарантирование неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина.

Основные принципы (признаки) правового государства одновременно выступают в качестве требований, предъявляемых к правовому государству. К их числу следует отнести: разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную; верховенство права, то есть соответствие праву Конституции, законов; верховенство Конституции в системе законодательства и ее прямое, непосредственное действие; взаимная ответственность государства и личности; уважение прав и свобод человека и гражданина; судебная защита лиц и других субъектов общественных отношений от произвола кого бы то ни было; соответствие внутреннего законодательства общепризнанным принципам и нормам международного права.

В ряду основ конституционного строя Российской Федерации и конституционных принципов организации и функционирования правового государства положение о человеке, его правах и свободах как высшей ценности обладает приоритетом, первенством. В современном демократическом обществе определяющими являются интересы человека, его права и свободы, которые должны находиться в гармонии с общественными, публичными (государственными) интересами, с коллективными правами общностей (национальных и иных меньшинств, общественных и иных объединений, групп, слоев граждан и т. д.). Возникающие между ними реальные противоречия должны разрешаться в пользу интересов человека, в целях осуществления его прав и свобод.

Принцип приоритетности ценности человека, его прав и свобод пронизывает буквально все содержание Конституции Российской Федерации (см., например, ч. 2 ст. 6, ч. 1 и 2 ст. 17, ст. 18, 55). Это конституционная реальность, которая должна определять практику законотворчества и применения законодательства. Все остальные конституционные принципы - равноправие и самоопределение народов, государственного суверенитета и безопасности, государственной целостности и территориального единства и др. – могут рассматриваться как однопорядковые, но подчиненные конституционному принципу признания человека, его прав и свобод в качестве высшей ценности.

Из конституционного принципа признания человека в качестве высшей ценности вытекает ряд обязанностей государства: признание прав и свобод человека и гражданина, их соблюдения и защиты.

В ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации содержится и другое важное положение, говорящее о том, что права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и одновременно - в соответствии с настоящей Конституцией. Это означает, что как признание, так и обеспечение и охрана (защита) прав и свобод человека и гражданина, общепризнанных принципов и норм международного права предусматриваются настоящей Конституцией и имеют высшую юридическую силу, не могут быть ограничены или умалены другими нормативными актами. Поэтому, к примеру, все конституционно закрепленные права и свободы граждан подлежат судебной защите. Этот принцип неоднократно подтверждал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, устраняя лишение той или иной группы граждан права на судебное обжалование нарушений как индивидуальных, так и коллективных конституционных прав и свобод граждан.

Часть 2 ст. 17 Конституции Российской Федерации определяет один из фундаментальных критериев признания и гарантирования прав и свобод граждан в качестве конституционных: основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. В данном случае выделяется категория основных прав и свобод человека, то есть таких социальных возможностей личности, без которых невозможны существование и достойная жизнь человека. Но это не просто элементарные права и свободы, а именно основные с точки зрения достигнутого обществом человеческого прогресса. Поэтому к числу основных прав и свобод человека могут быть отнесены не только право на жизнь, на неприкосновенность, на свободу убеждений, но и такие, как право на охрану здоровья и медицинскую помощь, право на благоприятную окружающую среду, право на образование, на свободу всех видов творчества и преподавания, что связано как с защитной функцией государства, так и с ее социальной политикой и практикой, вытекающих из правового и социального характера демократического государства. Основные права и свободы человека, общепризнанные принципами и нормами -международного права, неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Человек не может быть лишен такого рода прав и свобод в зависимости от воли государства. Здесь абсолютный приоритет принадлежит самим основным правам и свободам человека..

Права и свободы человека и гражданина, неотчуждаемые от человека, общепризнаны мировым сообществом, являются непосредственно действующими, на что указывает ст. 18 Конституции Российской Федерации. Права и свободы человека - явление объективной социальной реальности. Государство не дарует человеку права и свободы. Государство познает и закрепляет их в своем законодательстве. Именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. При этом следует иметь в виду, что в деятельности всех ветвей государственной власти - законодательной, исполнительной и судебной, органов и должностных лиц местного самоуправления признание, обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина имеют приоритетное значение. Из этого вытекает требование, согласно которому все органы государственной власти и местного самоуправления должны сверять свою деятельность с непосредственно действующими правами и свободами граждан.

2. Верховенство Конституции в правовой системе государства, т. е. Конституция, имеет высшую юридическую силу.

Так, согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу... Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации".

Все законы и иные акты органов государственной власти и органов местного самоуправления издаются на основе и в соответствии с Конституцией. Законы и подзаконные (в том числе ведомственные) акты, противоречащие Конституции, не имеют юридической силы.

3. Принципы и нормы Конституции имеют прямое действие. Правоприменительная практика всех государственных органов должна соответствовать Конституции. Все должностные лица независимо от их ранга и положения ответственны за нарушение ее принципов и норм.

Согласно ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации "органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы". Однако, если судебные или иные правоприменительные органы обнаруживают, что закон или отдельные его положения не соответствуют Конституции, то они непосредственно применяют нормы Конституции. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" отмечает, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, либо принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей.

4. Конституция действует на всей территории государства. В условиях федеративного устройства государства - федеральная Конституция действует во всех субъектах (членах) Федерации, конституции субъектов (членов) Федерации на всей их территории.

Спорным оказался вопрос о действии Устава края или области, в состав которого входят автономные округа, на территории указанных округов, так как автономные округа согласно действующей Конституции Российской Федерации являются равноправными субъектами Российской Федерации (ст. 5). Однако вхождение автономного округа в состав края или области является условием распространения действия Устава края или области на всю ее территорию, в том числе и на территорию автономного округа.

Как отмечалось выше, одним из принципов организации и функционирования правового государства является верховенство Конституции в системе нормативных актов, ее прямое, непосредственное действие. Однако указанный принцип не реализуется автоматически. Его действие может быть нарушено умышленно либо в силу правоприменительной ошибки. Иными словами, действие принципа конституционной законности может дать сбои. Для предотвращения и ликвидации их существует система правовых средств охраны .Конституции (например, институт конституционной ответственности в виде импичмента главы государства).

Специфическим институтом обеспечения и охраны действия конституционной законности, принципа верховенства Конституции служит, конституционный контроль. Судебный конституционный контроль означает специализированный механизм охраны Конституции государства как нормативного правового акта высшей юридической силы. Конституционный контроль есть специфическая функция компетентных государственных органов по обеспечению конституционной законности, верховенства Конституции в системе нормативных актов, ее прямого, непосредственного действия в деятельности субъектов общественных отношений.

Государственными органами, осуществляющими конституционный контроль, как показывает мировая практика, являются:

- глава государства, парламент, правительство, которые осуществляют конституционный контроль в процессе осуществления своих основных функций либо наряду с другими своими функциями;

- специализированные органы конституционного контроля в виде органов конституционного надзора (квазисудебные органы);

- судебные органы.

Конституционный контроль, осуществляемый главой государства, парламентом, правительством, другими государственными органами (исключая судебные), в значительной степени испытывает влияние проводимой ими политики. Его можно квалифицировать как общий (общеполитический) конституционный контроль.

Для осуществления данного вида конституционного контроля указанные государственные органы могут создавать специальные вспомогательные органы и учреждения (комитеты, советы, комиссии и т. п.) либо специализированные органы подобно парламентскому институту омбудсменов (уполномоченных по правам человека, народных защитников).

Конституционный контроль могут осуществлять судебные органы - как суды общей юрисдикции, включая специализированные суды (административные, арбитражные и др.), так и специализированные суды конституционного контроля – Конституционные Суды.

Судебный конституционный контроль есть проверка на соответствие Конституции объектов такого контроля судебными органами. Существует две разновидности судебного конституционного контроля: 1) конституционный контроль, осуществляемый судами общей юрисдикции, и 2) конституционный контроль, осуществляемый специализированными судами.

Особенность первой разновидности судебного конституционного контроля заключается в том, что конституционность объектов контроля проверяют суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел в соответствии с обычной процедурой (децентрализованный контроль) либо Верховными (Высшими) Судами или их специальными палатами по особой процедуре (централизованный контроль).

Таким образом, конституционное правосудие - есть высшая форма конституционного контроля.

Конституционный Суд как орган судебной власти, входящий в механизм осуществления государственной власти в целом, одновременно имеет родовые признаки как органа государственной власти. Однако есть все основания говорить об особой политико-правовой природе Конституционного Суда как органа государственной власти.

Исходной для характеристики Конституционного Суда в качестве органа государственной власти является осуществление им конституционного контроля как самостоятельного направления государственно-властной деятельности.

Конституционный Суд обеспечивает конституционную законность, верховенство и прямое действие Конституции на всей территории государства и применительно ко всем субъектам права. Решения Конституционного Суда выносятся от имени государства, действуют на всей территории государства и имеют общеобязательную юридическую силу. Решения Конституционного Суда могут быть преодолены только путем принятия новой Конституции или внесением изменений и дополнений в действующую.

Конституционный Суд как орган государственной власти стоит в одном ряду с такими высшими органами государственной власти как глава государства, парламент и правительство. Конституционный Суд может оказывать через осуществление конституционного контроля существенное воздействие на деятельность главы государства, высший орган законодательной и исполнительной власти, прежде всего в сфере их нормотворчества (законодательства). Конституционный Суд может оказывать значительное влияние на законодательство, отменяя по существу противоречащие Конституции законы, другие нормативные акты, их отдельные положения, пользуясь правом законодательной инициативы, толкуя конституционные нормы при разрешении конкретных дел и давая официальное толкование Конституции, обязательное для всех субъектов права. Конституционный Суд в известном смысле и в известных пределах творит право, определяя направление развития законодательства, создавая прецеденты толкования Конституции и законов, заполняя известные пробелы в Конституции при ее официальном толковании. Тем самым Конституционный Суд идет дальше простой интерпретации конституционных норм. Он одновременно. развивает и создает конституционно-правовую доктрину, мотивируя принятие своих решений. Конституционный Суд играет особую роль в обеспечении принципа разделения властей, в системе сдержек и противовесов. Решая конфликты, споры между законодательной и исполнительной властью, Конституционный Суд выступает как орган компромисса, примирения, как гарант политического мира и стабильности в обществе и государстве, как хранитель конституционных ценностей, стоящий на страже конституционного строя в стране.

Многие западные юристы, оценивая место и роль Конституционного Суда в современном демократическом государстве, выделяют его третейскую функцию в решении политических конфликтов (например, в спорах о компетенции федеральных органов государственной власти и органов государственной власти членов Федерации), то есть миротворческую функцию, определяющую деятельность Конституционного Суда в качестве гаранта политического мира. Исходной посылкой при этом служит тезис о том, что в основе любого конституционного спора лежит политический вопрос.

Таким образом, в заключение, нужно подчеркнуть, что конституционная законность – важная черта демократического общества.

 

БИБЛИОГРАФИЯ 

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на Всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. 25 декабря.
  2. Алексеев С.С. Азбука права. М.: Статут, 2004.
  3. Витрук Н.В. Законность: понятие, защита и обеспечение // Общая теория права / Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С
  4. Ильин И.А. Аксиомы власти // Новый мир. 1990. № 10.
  5. Козлихин И.Ю. Право и политика. СПб.: Питер, 1996.
  6. Лазарев В.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Статут, 2006.
  7. Лукашина Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М.: Юридическая литература, 1973.
  8. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2005.
  9. Нерсесянц В.С. История политических и правовых учений: Учебник. М.: Инфра-М, 2003.
  10. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М.: Юридическая литература, 1966.
  11. Экимов А.И. Политические интересы и юридическая наука // Государство и право. 1996. № 12.

---

[1] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Юристъ, 2005. С.194.

[2] Витрук Н.В. Законность: понятие, защита и обеспечение // Общая теория права / Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С.211-214.

[3] Алексеев С.С. Азбука права. М.: Статут, 2004. С.88.

[4] Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М.: Юридическая литература, 1966. С.12.

[5] Лазарев В.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Статут, 2006. С.44.

[6] Лукашина Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М.: Юридическая литература, 1973. С.164.

Контакты

Заказать работу Вы можете по телефону или оформив форму заказа:

Телефон в Москве: +7 916 902 17 59

Skype: refermaker

E-mail: refermaker@ya.ru


Заказать диплом по праву

Предметы

Адвокатура

Административное право

Арбитражный процесс

Гражданское право

Гражданский процесс

Земельное право

История государства и права

Конституционное право

Криминалистика

Криминология

Международное публичное право

Международное частное право

Налоговое право

Право Европейского Союза

Предпринимательское право

Прокурорский надзор

Семейное право

Теория государства и права

Трудовое право

Уголовное право

Уголовный процесс

Финансовое право

Юридическое психология